Спрос и предложение массовой миграции

(Беседа экс-президента Чехии Вацлава Клауса с Грегуаром Канлорбе, главой национал-либеральной партии Франции.)

Клаус – чешский экономист и политик, второй президент Чешской Республики, возглавлявший страну с 2003 по 2013 года. Он также был премьером Чехословакии до момента распада федерации в 1993 году и первым премьером новой Чешской республики с 1993 по 1998 год. Он известен своими взглядами: евроскептицизм, отрицание глобального потепления, оппозиция массовой миграции и поддержка свободного рыночного капитализма.

Грегоар Канлорбе: Людей часто определяет не генетика или происхождение, но разделяемые ими жизненные взгляды. По ситуации в Чехии, согласны ли вы с этим утверждением?

Клаус: Переведу этот вопрос в плоскость защиты национального государства. Я всецело верю в концепт национального государства, поэтому столь сильно критикую “континентальные” амбиции многих евробюрократов. Я не верю в ЕС и евроинтеграцию. Это мой первый тезис.

Я полагаю, что национальное государство – единственная модель, в которой возможна демократия. Демократия в принципе не может существовать на более крупном уровне – континентальном или вообще всемирном. Поэтому: я за национальное государство, за защиту национального государства и против континентальной интеграции.

В этом отношении, мне импонирует Трамп. Это далеко не мой идеал как личность или некий интеллектуальный авторитет, но его позиция по многим вопросам – позитивна. В особенности его отказ подписать Парижское соглашение по климату, его Варшавская речь или сентябрьская речь в ООН, в которых он защищал концепт национального государства, национальную культуру, нормы поведения, мораль и образ жизни. Я верю – это то, что отражает внутренний мир самого Трампа, Хиллари Клинтон никогда бы не сказала подобное.

Канлорбе: Иногда утверждается, что массовая миграция в западных странах постепенно переформатирует классовую борьбу в расовую, заменяя классовое самосознание на расовое. Далее, основная форма классовой борьбы будет не между “капиталом и трудящимися” внутри отдельной нации, но между “наднациональными евроэлитами” и народами Европы. Ваши мысли на этот счёт?

Клаус: С моей точки зрения – некая “расовая борьба” – это совершенно не та проблема, и тем более “классовая борьба” – этого термина не существует в моём лексиконе. Нас воспитывали в парадигме, которая предусматривала рассмотрение классовой борьбы, так как наша система была основана на марксистской политэкономии. В конце концов мы поняли, насколько ошибочно такое мировоззрение. Думаю, после падения коммунизма я вообще ни разу не использовал слово “класс”. Может я преувеличиваю, но термин ” класс” является для меня интеллектуальным табу, его для меня не существует. По той же причине, я никогда не стану комментировать “расовую борьбу”.

Вместе с тем, я убеждённый противник массовой миграции в Европу. Очевидно это не спонтанный процесс. Это организовано политическими элитами Европы. Если вы прочтете мою книгу “Переселение Народов” (ещё не переведена на английский), то поймете, что я провожу конкретное различие между массовой и индивидуальной миграцией. Массовая миграция создаёт культурные, социальные и политические конфликты, потрясения и напряжения. Она подрывает структуру общества, которое постепенно развивалось столетиями, если не тысячелетиями.

Индивидуальная же миграция – свидетельство значительной личной отваги и определённого вкуса к приключениям. В основном, к индивидуальной миграции долго готовятся – это продукт личной или семейной воли. Для индивида это означает готовность выйти из привычного культурного, цивилизационного, религиозного, географического и климатического поля с пониманием, что он уезжает в другой мир, в чужую для него среду, в которой ему придётся адаптироваться, интегрироваться и развиваться.

Массовая миграция – совершенно иной феномен. Стадная природа массовой миграции делает процесс принятия решений куда менее важным нежели в случае индивидуальной миграции. Да, это все равно рискованное предприятие, но массовая миграция придаёт смелости индивидам, что является необходимым условием для любой миграции. Она также меняет цели мигрантов. Задача теперь – не ассимилироваться в новом мире, но усилить свой привычный образ жизни.

Что нового в современной массовой миграции – новоприбывшие требуют только преимуществ, что перед ними открываются. Также включается желание продлить свой собственный мир на принявшую страну и постепенно трансформировать её согласно своим традициям. Таковая трансформация – не является приоритетным намерением каждого мигранта, но такая перспектива весьма воодушевляет политических и религиозных активистов.

Массовая миграция, свидетелями которой мы являемся в Европе, движима не индивидом, но толпой, коллективом, группой. Милосердие к страданиям отдельных мигрантов имеет смысл только в случае индивидуальной миграции. Толпа, массовое поведение – не заслуживает такого отношения. Однако напомню, что я не воюю с мигрантами, я борюсь против европейских политических элит, начиная с Жан-Клода Юнкера и Меркель. Это мои оппоненты, это мои враги.

Несчастный из Сомали или Сирии – мне не враг. Он жертва, и не столько жертва трагических событий в своей стране, но жертва ошибочных теорий мультикультуралистских евроэлит, которые организовывают массовую миграцию в Европу. Как экономист, я всегда начинаю рассматривать данность с точки зрения спроса и предложения. Спрос на массовую миграцию формируется не простыми гражданами, но евробюрократами. А предложение, которое предоставляют мигранты, существует только благодаря политике, направленной на изменение структуры европейских обществ.

Цель евроэлит – не способствовать распространению ислама или усилению исламского терроризма. Они просто хотят создать некоего нового Европейского человека. Они поняли, что тот человеческий материал, который у них в распоряжении – для этого не подходит. Люди вроде нас с вами – негодные кандидаты на роль “Нового Европейца”. Когда я хочу спровоцировать евароэлиты, я говорю, что они хотят создать брюссельского человека (Homo Bruxellarum). Это, я полагаю, хороший термин (смеётся).

Канлорбе: По-моему скромному мнению, рациональным и морально приемлемым решением палестино- израильского конфликта может стать реэмиграция так называемых “граждан Палестины” назад в Иорданию, в то место откуда они и происходят и где их Родина. Как вы оцените эту идею?

Клаус: Я не собираюсь тривиализировать палестино-израильский конфликт, его историю и современное положение. Я принципиально за переговоры и диалог. Убеждён, что решение не придёт извне: не от Совбеза ООН или откуда-то ещё. Урегулирование должно стать результатом прямых переговоров.

У нас есть хороший опыт. Я руководил переговорами о мирном разделении Чехословакии. Моей работой было справиться с этим процессом, и я понимал, что необходимы переговоры, а не ратификация каких-то решений из Брюсселя или откуда-то ещё. Я однажды беседовал с бывшим президентом Южной Африки де-Клерком и вот что он мне сказал: “Я понял, что если я хочу найти решение, то должен почувствовать себя в шкуре своего противника”. Я нашёл его ответ отличным. Мне кажется что и палестинцам и израильтянам надо влезть в шкуру оппонента, чтобы найти решение. Никаких ” всеобъемлющих планов” из-за рубежа. Это мой единственный вывод.

Антон Беннен

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте