Польские легионеры в Сибири – «рогатые черти» адмирала Колчака.

К началу революционных потрясений в восточной части Европейской России, в Сибири и на Урале проживало довольно значительное количество поляков. К жившим там и до войны добровольным переселенцам и потомкам сосланных повстанцев присоединились многочисленные беженцы с запада страны, а также австрийские и немецкие военнопленные польской национальности. После революции поляки начали активную политическую деятельность с целью поддержки независимости своего нового государства. На Востоке России стали формироваться польские отряды самообороны. В декабре 1918 года на Восток России прибыла известная французская военная миссия генерала Мориса Жанена. Он стал командующим союзнических сил в регионе. Ему и стали подчиняться польские отряды. В январе 1919 года было принято решение – из всех польских формирований (численностью на тот момент около 8 тысяч человек) сформировать польскую дивизию.

Организационно она должна была войти в состав Войска Польского во Франции – так называемой «Голубой армии» генерала Юзефа Галлера. Три дивизии этой армии были во Франции, а четвёртая дивизия генерала Желиговского (будущего героя польской «гибридной войны» за Вильно) – на Кубани. Таким образом, новая сибирская дивизия Войска Польского получила номер «пять» и официальное названия – 5-я польская стрелковая дивизия.

Формирование дивизии началось 25 января 1919 года. Более 70% солдат дивизии было бывшими солдатами австрийской армии и её польских легионов. Но были и местные сибирские поляки, многие из которых уже даже и не мечтали о независимой Польше – а просто хотели продолжать жить в Сибири – но в свободной от большевиков России. Бывало, когда подавалась команда «Оружие – на плечо!», то половина солдат выполняла её на русский манер, половина – на немецкий. По команде – «Кругом!» половина солдат поворачивалась через правое плечо, половина через левое.

Полковник Казимир Румша.

Командиром дивизии стал ветеран Русской Императорской Армии – подполковник (вскоре – полковник) Казимир Румша, начальником штаба – ветеран Польских легионов Австро-Венгрии и бывший военнопленный, уроженец австро-венгерских земель полковник Валериан Чума. Если Чума стремился прежде всего к тому, что вернуться в молодое польское государство, то русский офицер Румша хотел прежде всего принять участие в борьбе с большевиками и установить мир и порядок в России.

Дивизия в итоге была сведена из 1-го Польского стрелкового полка имени Тадеуша Костюшко (в составе которого в июле 1919 года был сформирован отдельный литовский батальон имени Витовта Великого под командованием капитана Линкевичюса, подчинявшийся юридически Войску Литовскому), 2-го Польского стрелкового полка в Сибири, 3-го Польского стрелкового полка имени Генрика Домбровского, 1-го уланского полка, 5-го полка полевой артиллерии и ряда вспомогательных частей.

Окончательное формирование дивизии было закончено к маю, но уже зимой 1918-1919 года полки, которым было суждено войти в состав дивизии участвовали в боях с большевиками. 1-й полк имени Костюшко отважно сражался на Бугульминском направлении, под Байраками, Константиновкой и Знаменским. Легионеров большевики за храбрость называли «рогатыми чертями». Генерал Каппель писал: «Прибытие вашего молодого доблестного полка, руководимого энергичным и талантливым командиром подполковником Румшей, дало нам возможность перейти в наступление и нанести нашему врагу мощный удар».

Полк имени Костюшко сражался на передовой до лета 1919 года. Остальные силы дивизии занимались в основном охраной Транссиба от красных партизан. К примеру, в начале июля 1919 года в районе северного железнодорожного участка Каинск — Татарская был организован сильный большевистский отряд, который имел целью установление советской власти, проведение мобилизации на местах и прорыв железнодорожного сообщения. Восстание угрожало участку магистрали, где охрану несли польские войска. Польское командование 26 июля направило на подавление восстания два полка пехоты, дивизион улан, взвод штурмового батальона с усиленными пулемётными командами и артиллерией. Возложенную на них боевую задачу польские войска выполнили «…в высокой степени успешно, пройдя по болотистым и таежным местам более 200 верст к северу от железной дороги и встречая на своем пути сильное сопротивление вплоть до окопов и проволочных заграждений. Необходимо отметить умелое руководство командного состава и отличные боевые качества польского солдата, любящего свою Родину и отлично понимающего, что происходит борьба за общее славянское дело» (слова начальника подотдела печати Осведверха).

Помимо ведения вооружённой борьбы дивизия занималась и… культурной деятельностью среди польского населения Сибири. Проводились уроки по истории польского народа и польской культуры. Были организованы польские театры и библиотеки, издавалась польская пресса. Были организованы даже дружины харцеров (харцеры – польские скауты) из сибирских детей и подростков польской национальности.

Когда войска Колчака беспорядочно отступали через всю Сибирь, в октябре 1919 года были получены сообщения от генерала Галлера и маршала Пилсудского – польское правительство официально покровительствовало дивизии и обеспечивало её выезд через Дальний Восток в Польшу. Командовать эвакуацией стал полковник Чума, полковник Румша организовывал арьергардное прикрытие. Ему удалось раздобыть 60 поездов для дивизии, а также сформировать три бронепоезда для самообороны – «Варшава», «Краков» и «Познань».

Польские солдаты на параде в Новониколаевске.

Эвакуация была очень тяжелой. Польские солдаты ехали с семьями. Перед ними эвакуировались чехи и латыши, поляки же выполняли приказ генерала Жанена – охранять тылы как отходящих войск Антанты, так и русских белых, обеспечивать безопасность перегона Новониколаевск – Тайга. Перед семафорами возникали огромные пробки. На сорокаградусном морозе паровозы замерзали. Не хватало воды (которую заменяли снегом) и угля (от топки дровами паровозы быстро ломались). Также часто ломались стрелочные переводы, в чём небезосновательно подозревались большевистские диверсанты.

Литовский батальон перебил офицеров и перешёл на сторону красных.
20 декабря произошёл тяжелый бой арьергарда дивизии с наступающими красными. Огнём красной артиллерии был уничтожен бронепоезд «Познань», все поезда, следовавшие за ним, попали в руки красных. Солдаты в этих поездах пробивались к своим на Восток под огнём большевиков и на сорокаградусном морозе. Когда 23 декабря они прорвались наконец на станцию Тайга, оказалось, что передовые части дивизии уже ведут бой за станцию. Польские пулемёты сметали волны наступающих большевиков, но те продолжали натиск и поляки несли большие потери. Ситуация казалась безнадёжной, однако тут внезапно с запада подошёл бронепоезд «Познань II». Оказалось, что экипаж старого «Познаня» захватил брошенный дезертировавшими русскими белогвардейцами бронепоезд «Забияка» и отправился на нём помогать своим товарищам. Большевики потерпели тяжелое поражение, но и поляки потеряли четыре тысячи человек – половину состава дивизии.

Отступление. Во время стоянки эшелона.

24 декабря поляки прибыли в Красноярск. Местное эсеровское правительство гарантировало безопасность полякам, но они уже были обречены. В Красноярске взбунтовался гарнизон и под станциями Минино и Булгач было остановлено несколько польских эшелонов. Остальные ушли уже к станции Клюквенная, в 100 километрах восточнее Красноярска. Под Минино и Булгачом часть поляков сдалась красным, а часть – героически прорвалась к Клюквенной. К Клюквенной поляки подошли 7 января 1920 года. Пути были забиты брошенными эшелонами с замёрзшими паровозами. Убегать уже было нельзя. Тиф и голод косили ряды солдат дивизии и их родственников. Большинство поляков капитулировало, с ними остался и полковник Чума, однако часть во главе с полковником Румшей отважно прорвалась в Монголию и затем Маньчжурию. Позже они были вывезены в Гданьск.

Значок дивизии.

Судьба тех поляков, что поверили большевикам, сложилась весьма трагически. Многие из них были убиты большевиками, многие умерли от голода и холода. Те из них, кто пережил плен, вернулись в Польшу после заключения Рижского мира в 1921 года вместе с Валерианом Чумой, которому судьбой было предназначено ещё покомандовать обороной Варшавы в 1939 году и пережить ещё и немецкий плен, после чего эмигрировать в Британию и умереть там в 1962 году.

Что касается тех, кто всё же добрался до Польши во главе с полковником Румшей – они успели принять даже участие в Польско-советской войне под именем Сибирской бригады. За отличие в Советско-Польской войне Румша получил орден «Виртути Милитари». После Варшавской битвы осенью 1920 года Сибирская бригада была переформирована в 30-ю Полесскую пехотную дивизию Войска Польского. Её три полка стали прямыми наследниками трёх полков 5-й дивизии, а 82-й пехотный полк (продолжатель традиции 1-го полка им. Костюшко) получил почётное наименование «Сибирский». Дивизии пришлось принять участие в войне 1939 года, воюя с германцами на Лодзинском направлении. Дивизия была возрождена в 1944 году в рамках Армии Крайовой. Окончательно закончилась их история 15 августа 1944 года, когда наследники традиций «сибиряков» были разоружены войсками Красной Армии.

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте