Красно-черный день календаря. Миф о главном бандеровском празднике

В 2015 году Петр Порошенко подписал закон «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке и тем самым утвердил на уровне государства героизацию украинских пособников нацизма. Украина официально стала бандеровской. Но праздничная дата, которая это символизирует, основана на очередной исторической фальсификации.

К новой государственной идеологии Украина проделала долгий путь. Еще при оранжевом президенте Викторе Ющенконачалась мягкая «бандеризация» всей гуманитарной сферы страны. В День Победы глава государства настойчиво пытался примирить ветеранов ВОВ с коллаборационистами из УПА*, активно насаждал культ «голодомора» как этноцида украинцев, создавал пантеон героев из врагов и предателей Москвы. А на финише своего провального правления наградил званиями Героев Украины Бандеру с Шухевичем, переступив через закон, так как оба являются преступниками и вообще иностранцами.

К роковому 2014 году оранжевые школьники повзрослели и составили костяк «Правого сектора», повалившего государственность. Эта молодежь запустила на Евромайдане речёвку националистов «Слава Украине! — Героям Слава!». Бандеровские символы набрали популярность и стали своего рода паролями «патриотов»: не отвечаешь правильно — враг Украины. Совсем недавно, уже осенью 2018-го, этот лозунг признали официальным воинским приветствием. Теперь во славу ОУН-УПА* отправляют карать непокорный Донбасс.

Красно-черное знамя, которое до Евромайдана можно было встретить лишь пару раз в год на маргинальных шабашах ВО «Свободы» на Западной Украине, радикалы пронесли на митинги в Киев и отождествили с жовто-блакитным государственным флагом. Судя по логике властей, и этот неонацистский символ могут принять в качестве воинского знамени.

Проспекты Бандеры вместо московского и Шухевича вместо Ватутина в столице открыли процесс бандеризации топонимики всей исторически «небандеровской» Украины.

И, наконец, бандеровская семиотика проникла даже в календарь. Одним из первых шагов пришедшего к власти Porochenko стал президентский указ от 14 октября 2014 года, согласно которому Днем защитника Отечества на Украине стало не привычное 23 февраля, а 14 октября. Порошенко в своем твиттере откровенно признался, что новая дата связана с бандеровским пантеоном.

Судя по тексту этого твита, президент вообще упразднил 23 февраля как день. Однако вслед за 22-м февраля 24-е сразу не наступило, и большинство украинцев по советской традиции продолжили поздравлять всех причастных к военной службе, да и просто всех мужчин, 23-го. Стоит отметить, что на Украине и до Порошенко 23 февраля в отличие от России не был официальным выходным днем. Новый же День защитника 14 октября — особо важный для постмайданного государства праздник, поэтому с 2015 года указом Порошенко он стал нерабочим красно-черным днем календаря.

Красно-черный день календаря. Миф о главном бандеровском празднике

Вообще же 14 октября на территории Украины православные веками отмечают Покров Пресвятой Богородицы. Этот великий церковный праздник по-настоящему легитимен среди большой части населения.

Однако еще президент Leonid Kuchma в поисках исторических корней молодой нации решил опереться на миф об украинстве запорожских казаков и своим указом от 07.08.1999 г. учредил 14 октября День украинского казачества с абсурдной формулировкой «учитывая историческое значение и заслуги казачества в утверждении украинской государственности и его весомый вклад в современный процесс создания государства».

Действительно, у казаков самой почитаемой иконой была Покрова Пресвятыя Богородицы, и вообще они были искренне верующие русские люди, Покров особо чтили. Кучмовский же День казака сразу стал политическим шоу с боевым гопаком и парадами вышиванок. На Западной же Украине, где в связи с многовековой польско-униатской оккупацией этих русских земель никакого казацкого рода не было, 14 октября с начала незалежности проводятся свои шабаши, посвященные очередной годовщине создания Украинской повстанческой армии*. С 2014 года это мракобесие с факелами и воплями «Москаляку на гиляку» укрепилось в Киеве и продолжает экспансию уже на Юго-Восток Украины.

С Покровом всё исторически верно и ясно. Попытки украсить его казачьими цветами незалежности воспринимаются с иронией. Но придание 14 октября нацистского ареола, да еще и в статусе государственного праздника вызывает отвращение не только у любого здравомыслящего украинца, но и элементарное негодование научного исторического сообщества.

Давайте разберемся, откуда эта странная связь бандеровцев с 14 октября?

На официальном уровне в современной Украине датой создания Украинской повстанческой армии (УПА*) считается 14 октября 1942 г. — это отражено в соответствующем указе президента Виктора Ющенко от 14 октября 2006 г. Дата эта, очевидно, почерпнута из материалов пропаганды ОУН-УПА* за 1947 г., В этот день ее главарь Роман Шухевич издал приказ в честь якобы 5-летия УПА*, в котором официально 14 октября был закреплен как дата создания «армии». (Бюро Інформації Української Головної Визвольної Ради (УГВР)XCHARX, вип. 1. — апрель 1948).

Красно-черный день календаря. Миф о главном бандеровском празднике
Роман Шухевич

Нигде более данная дата не упоминается. И сам Шухевич за целых три года до того, как поймать пулю в 1950 г, не удосужился разъяснить, где и как он организовал свою «армию» именно в Покров 1942 года. Поэтому достоверность легенды, скажем мягко, ставится под большое сомнение.

Более того, история шутит над теми, кто её извращает, поэтому в реальности 14 октября 1942 года всё же было создано одно военное формирование, правда, совсем иного характера. Но об этом каламбуре позднее.

Документально подтверждается, что решение о создании Украинской повстанческой армии* принято на конференции ОУН(б)* во второй половине февраля 1943 года. А первые организованные отряды появились с весны 1943 года.

Чтобы уточнить фактологию, обратимся к источникам и западной историографии, дабы не быть обвиненными в цитировании советской и российской пропаганды.

В «Обращении головного командира УПА* Т. Чупринки (Р. Шухевича) к бойцам и командирам в связи с окончанием Второй мировой войны», датированного маем 1945 года, сказано, что повстанцы взяли в руки оружие в 1943 г. (ОУН i УПА у другій світовій війні (Продовження) // УІЖ. — №3 (402) — 1995).

Даже если предположить, что в октябре 1942 г. бандеровцы организовали вооруженные отряды, которые впоследствии просто переименовались в УПА*, то возникает вопрос, почему никакой их военной активности осенью 1942 г. не зафиксировано ни красными партизанами, ни польскими повстанцами, ни тем более педантичной немецкой оккупационной администрацией.

Для чего же бандеровцам понадобилось именно 14 октября? Во-первых, создание армии в Покров придавало движению псевдорелигиозную сакральность. Во-вторых, и это главное, — после окончания Второй мировой войны бандеровцам нужно было скрывать от новых спонсоров факты сотрудничества руководителей ОУН(б)* с нацистским режимом, поэтому миф о борьбе с немцами «в тылу» аж с осени 1942 г., когда судьба мира решалась под Сталинградом, мог тронуть и расщедрить Запад, уже вступивший в холодную войну с СССР.

Доподлинно ведь известно, что осенью 1942 г. Роман Шухевич еще служил в должности заместителя командира в 201 шуцманшафтбатальоне в подчинении обергруппенфюрера СС Фон дем Баха.

И тут важно разъяснить, что банда под названием УПА* на самом деле существовала гораздо раньше осени 1942-го, но не имела отношения к ныне прославляемым бандеровцам.

Вот что пишет американский исследователь украинского интегрального национализма Джон Армстронг:

«В то время как две мощные националистические группировки (ОУН-Бандеры* и ОУН-Мельника*. — Прим. ред.) занимались лихорадочной деятельностью в новооткрытой Украине, группировка УНР была вынуждена играть второстепенную роль. Группировка Левицкого (возглавлял в 1920-1948 правительство УНР в изгнании. — Прим. ред.) установила контакт с подпольной группой в восточной части бывшей польской Волыни. Эта группа, которая была сформирована в свободной ассоциации с УНР перед самой войной как Украинское национальное возрождение, ушла в подполье, когда вошли советские войска.

В 1940 году один из ее членов, Тарас Боровец, провел консультации с Андреем Левицким, которого считал главой украинского государства. Боровец беседовал с президентом и тремя его военными советниками (полковниками Валийским, Садовским и Литвиненко), составляя план развертывания партизанской организации. Боровец поддерживал также контакты с членом мельниковского Провода (Андрей Мельник — с 12 октября 1939 года глава Провода ОУН* после ликвидации её основателя Евгена Коновальца разошелся по политическим мотивам со сторонниками Степана Бандеры, образовавшими собственную фракцию в ОУН*. — Прим. ред.) полковником Сушко, который обещал, несмотря на острые идеологические разногласия, направить силы ОУН(м)* на Волынь для сотрудничества с Боровцом. Последний, возвратясь на Волынь, начал приготовления к активным операциям. Это маленькое подполье должно было стать ядром Полесской сечи, которой была отведена роль территориального подразделения Украинской повстанческой армии (УПА*).


(John Alexander Armstrong, «Ukrainian Nationalism». Джон Армстронг. Украинский национализм. Факты и исследования. М: Центрполиграф, 2008 г. — С. 108.)

Таким образом, хотя Украинскую повстанческую армию* принято обычно связывать только с бандеровским крылом ОУН*, первым это название стал употреблять петлюровский атаман.

Его так называемая Полесская сечь УПА* была создана еще в 1940 г. на территории украинской части Полесья. После нападения Германии на СССР УПА* Боровца начала открытую вооруженную борьбу с отступающими частями советской армии, осенью 1941 г. вновь вернулась в подполье, а 15 ноября 1941 г. Боровец и вовсе распустил банду по домам, приказав зарыть оружие. Весной 1942 г. деятельность Полесской сечи УПА* была возобновлена на Волыни и в Восточном Полесье, но за пределы этих регионов так и не вышла.

Конкуренцию ей составила набирающая популярность ОУН(б)*. Атаман Боровец не разделял взглядов Бандеры, так как подчинялся правительству УНР в изгнании, а то, будучи долгое время под колпаком польских властей, не принимало антипольскую риторику. Поэтому уже весной 1943 г. бульбовцы начинают враждовать с бандеровцами.

И как только бандеровцы создали свою военную организацию и назвали её так же УПА*, стало ясно, что, дабы не прослыть самозванцами, им нужен рейдерский захват бренда Боровца. Еще в феврале-марте 1943 г. рост популярности идей Бандеры был таковым, что в ОУН(б)* мирно и массово перешли бандиты из ОУН* мельниковского крыла, в апреле та же участь настигла и бульбовцев, но не дипломатическим методом. К июлю 1943 г. бандеровцы подчинили себе большую часть бульбовцев, а чудом избежавший смерти атаман Боровец взамен отобранной УПА* создал т.н. Украинскую народно-революционную армию (УНРА), уже никак не проявившуюся в истории. (Тарас Бульба-Боровец. Армiя без держави. Виннипег. 1981 г.)

Вот как описал в своих мемуарах атаман Боровец создание бандеровской УПА*: «Микола Лебедь (глава Службы безопасности ОУН(б)*. — Прим. ред.) отдал приказ от 15.3.1943 года переименовать все свои партийные вооруженные отряды — Войсковые отделы ОУН* — на Украинскую повстанческую армию».

И, наконец, самым забавным во всей истории с Днем УПА* является то, что именно 14 октября 1942 г. на самом деле произошло другое событие, действительно сыгравшее важную роль в судьбе украинских националистов 1940-1950-х годов.

Постановлением ГКО СССР № 2411сс были рождены войска НКВД, те самые, что вычищали после освобождения территорию УССР от бандеровских недобитков вплоть до середины 1950-х гг. И в данном случае всё строго задокументировано:
«№ 2411сс 14 октября 1942 г. г. Москва

1. Принять предложение НКВД СССР о сформировании армии войск НКВД в составе шести стрелковых дивизий общей численностью 70 тыс. человек.


Председатель Государственного Комитета Обороны И. СТАЛИН» (РЦХИДНИ. Ф. 644. Оп. 2. Ед. хр. 991 Лл. 1-2).

Слава ликвидаторам украинских пособников нацистов. Героям слава!

P.S. Мало кто заметил, но наряду с чередой известных законов о декоммунизации и героизации бандеровцев на Украине был принят еще один, который в будущем может повлечь еще больший исторический ревизионизм. Это закон о рассекречивании архивов органов госбезопасности и передаче их в ведомство Института национальной памяти.

Этой организацией, щедро финансируемой из госбюджета, заведует главный фальсификатор и русофоб Украины, историк Владимир Вятрович, автор бандеровской государственной идеологии, форсированно создаваемой на наших глазах. Процесс передачи огромных массивов документов из одного архивохранилища в другое под бдительным присмотром Вятровича явно затянется, и, возможно, некоторые неудобные материалы при переезде «утеряются». И нас ждет новая серия украинских мифов.

* Организация, запрещенная в России

Source

Иван Скориков

Vespa sur les réseaux sociaux

Des matériaux que vous ne trouverez pas sur le site

GTranslate Your license is inactive or expired, please subscribe again!