Гекатомба – русский Холокост

Русские – народ не только упорный и терпеливый, но и забывчивый. Иногда это служит на пользу, иногда во вред. Забыть о своих общих страданиях, завернуться в свой индивидуальный кокон и «жить сегодняшним днем», без перспектив на завтра – это именно то, что сопровождало русских почти весь XX век, и отчасти продолжает преследовать и сейчас.

Взглянем правде в глаза – в XX веке русские понесли настолько чудовищные потери, лишь отчасти компенсированные созданием мировой сверхдержавы (затем утерянной) и технологическим прорывом в нескольких областях, что не дать оценки этим потерям представляется крайним упущением.

Нельзя сказать, что всё произошло как-то само по себе, как-то случайно. Русские – отнюдь не мамонты, и не холод сгубил их. Многие прекрасно понимают, о чём идёт речь.

Цифры можете поискать сами – чай, не маленькие. Даже если взять самые просталинские оценки, количество ставших жертвами политических репрессий за период с 1 января 1921 г. по 1 июля 1953 г.  простирается в размере 4 060 306 человек. Это по данным самого лояльного Сталину историка современной России Земскова В.Н. Сотни тысяч из них были расстреляны. Но политические репрессии, пусть и многогранные – чего только стоят дела самых разных «уклонистов», «буржуазных националистов», «центров», «специалистов», составляют лишь одну сторону кубика под названием «Россия в XX веке».

На другой стороне куба – голод и болезни. От них русские потеряли примерно столько же, сколько от репрессий. За один только голод 1932-1933 годов по самым скупым оценкам СССР потерял 2,7 млн. человек (Б.Урланис), по самым высоким – 7,5 млн. (Н.Ивницкий). Следующая сторона куба – крестьянская политика: раскулачивание и коллективизация, обернувшиеся тотальным уроном для самого многочисленного общественного слоя страны. Четвертая грань – беспризорники. Это естественный результат репрессий и войн. В 1921 году число беспризорников достигало 4—6 млн. детей, в 1922 году – 7 млн. (А.Рожков). Пятая грань – энтузиазм. Сумасшедшие стройки – Алгемба, БАМ, Турксиб, Беломорканал, Днепрогэс и прочие, далеко не всегда делались из практических соображений, и почти никогда не велись вегетарианскими методами. Сотни тысяч загубленных жизней на «великих стройках» – это тоже дань Гекатомбе, всепожирающему монстру русского Холокоста. И последняя, шестая грань – преследование русских в советских республиках на момент распада СССР и в 90-е годы.

Великий русский ученый Менделеев рассчитал, что к концу XX века население России достигнет 500 млн. чел. Но он не знал, что будет Первая мировая война, а затем две революции, гражданская война, борьба с духовенством, борьба со старой интеллигенцией, борьба с казаками, борьба с «левыми попутчиками» – эсерами и меньшевиками, затем борьба с кулаками и еще много-много с кем. Знал бы – внес бы поправки. А также мы сидим и глядим у разбитого корыта, поочередно через увеличительное стекло рассматривая разрушенные иллюзии.

Октябрьская революция делалась не для России, русских рабочих и русских крестьян. Она делалась для мировой революции. Так если известны цели, так чего же пенять на выбор?

Многие адвокаты советской эпохи говорят: издержки были, но они носили социальный, а не национальный характер. Ведь репрессировали не русских, а священников, казаков, купцов и кулаков. Это как посмотреть. Решение еврейского вопроса нацисты тоже аргументировали необходимостью «ариизации капитала». Смотреть нужно конкретные результаты. Меньше стало русских в ходе всех потрясений XX века, не только, кстати, советских, но и эпохи либерально НЭПа – 90-х? Да, конечно меньше, на несколько десятков миллионов. Так что это, как не геноцид? Не во всем предусмотренный, в чем-то даже случайный, но целиком исходивший из логики «мировой революции» как совершенно естественной для советской системы.

Были, кончено, достижения. Те же Гагарин, Королев, Курчатов, Сахаров, в конце концов. Но на один рубль вложений отдачи на копейку – такова природа коммунистического руководства страной.

Естественно, было бы глупо ожидать каких-то иных, не большевицких ударных методов и от реформаторов 90-х. Если их деды отдавались стихии «мировой революции», то гайдары разных масштабов – стихии «свободного рынка». Обошлось почти без открытых репрессий, не считая Белого дома, но какой удар снова постиг русский народ!

В древней Греции верили в языческих богов – о них вы узнали еще детьми из книжек. Зевс, Гера, Афина, Афродита, Арес и прочие небожители, пьющие нектар на Олимпе. Им приносили жертвы, иногда – кровавые. Из кровавых самой масштабной была гекатомба – сожжение туш десятков, а иногда и сотен жертвенных быков. Людей приносили в жертву очень редко, и еще реже – толпами. В советской России и в 90-е Гекатомба стала двигателем, основным принципом функционирования всего государственной машины, без всякой жалости к населяющим страну народам. Приносили в жертву больше всего русских – как самый многочисленный и наименее сплоченный народ.

О Гекатомбе русского народа надо говорить постоянно, на каждом углу и при всяком удобном поводе – благо поводов набирается достаточно. Призывают русских же каяться за преступления, к которым мы не имели никакого отношения – за Катынь, за депортации «малых народов», за Голодомор. Советская система кушала все народы с одинаковым аппетитом. Но так как произрастала она на русских, на русских пустила самые глубокие паразитические корни, то о русских и следует говорить как о главной жертве преступлений власти советской и власти капиталистической в XX веке.

Кто-то возразит, что виктимизация русского сознания – чуждое для нас, наносное явление. Мы предпочитаем гордиться научными достижениями и военными победами. Но скажите на милость, к чьей вящей славе пошли эти самые достижения и победы? Кто воспользовался плодами русской победы над Германией в 1945 году? Судя по Ленинградскому делу, даже самая прорусская часть компартии была пережевана с особо аппетитным хрустом теми, кто считал, что нечего делать ставку на русских.

Мы должны научиться говорить со всякими «национальными элитами» на их же языке, но озвучивая факты, помноженные на русский масштаб. Почему русский должен каяться за раздавленную «пражскую весну» 1968? Почему русский должен просить прощения за вторжение в Венгрию в 1956 году? Лишь в той мере, что наши славные предки не смогли помешать приходу этого всеядного монстра, но всё-таки как же все они боролись – и корниловцы, и марковцы, и дроздовцы, и воткинцы, и многие другие!

Несомненно, признание Гекатомбы адресовано и нашей власти – как к нынешней, так и будущей. Во-первых, экспериментировать на русских никак нельзя. Во-вторых, за эксперименты прошлого современные поколения должны получить компенсацию в виде земли и социально ориентированной политики. Никак не иначе. Ибо зачем же тогда мучились наши предки?

Конечно, для увековечивания памяти геноцида нужны музеи, памятники, крупные научные сообщества, которые систематизировали и без того впечатляющий массив информации о величайших трагедиях русского народа в XX веке – самом людоедском веке для народов всего мира, но еще более людоедском для нас, русских.

Ярослав Белоусов

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте