Полевой гид по итальянским “новым правым” (перевод материала “Jacobite”)

В продолжении темы парламентских выборов в Италии, предлагаем Вашему вниманию перевод статьи об итальянских “новых правых” журнала “Jacobite”.

Выражаем свою благодарность Никите Новскому за работу над переводом.


7 января 6 000 итальянских фашистов промаршировали чтобы почтить память трёх ”товарищей”, погибших в 1978 году во время ”Свинцовых семидесятых” – кровавого и неспокойного периода, охарактеризовавшегося смертоносными столкновениями между коммунистами и фашистскими чёрнорубашечниками. Сегодня чернорубашечники ещё раз показывают себя перед мартовскими выборами в стране с многолетним технократическим тупиком. Уровень бедности удвоился за последнее десятилетие, а безработица среди молодёжи достигает 35 процентов. Иммиграция также взорвала общественное мнение – недавний опрос, опубликованный Financial Times, показал, что только 40 процентов итальянцев верят в мультиэтническое общество.

Будущее кажется блеклым: Politico недавно показало, что 51 процент итальянцев моложе 41 проголосовали бы за выход из Европейского Союза, а 71 процент считает, что его страна находится на ”ложном пути”. В этом неумолимом климате, фашистские и идентаристские движения изъявляют претензии на альтернативу, которая якобы удовлетворит нужды страны, и, в следствии этого, их поддержка растёт. По этой причине довольно важно изучить три главные фракции тех, кого называют итальянскими ультраправыми.

Слово ”фашизм” сегодня обычно используется как политическое обзывательство, но в Италии его значение и наследие более сложны. Бенито Муссолини создал фашистскую идеологию, но столетие спустя будет довольно сложно понять, что же значит это наследие для его последователей. В конце войны фашисты перегруппировались в новую партию Итальянское Социальное Движение, и вернулись в демократический процесс страны. Так что, в отличие от нацистов в Германии, фашизм в Италии никогда не был по-настоящему искоренён. Частично это было связано с тем, что Муссолини виделся многими – и видится многими по-прежнему – как гораздо более неоднозначная фигура, чем Гитлер, во многом из-за того, что итальянские расовые законы были введены только по требованию нацистов, вступивших в союз с итальянским режимом. До того евреи сыграли большую роль в восхождении Национальной Фашистской Партии. Более того, итальянская расовая композиция была более разнообразной, чем немецкая, и не всегда соответствовала стереотипу голубоглазого блондина арийца, предпочитаемого немецкими расовыми теоретикам. Неоднозначность, связанная с фашистским расизмом и взаимосвязью с Холокостом, предоставила определённый уровень толерантности к фашистам в послевоенной Италии.

Теперь фашистские группы снова пытаются вернуть своё присутствие на политическом ландшафте Италии. В прошлом месяце, ультраправая партия Forza Nuova блокировала офис газеты La Reppublica за ”распространение лживой информации”. Новый закон, созданный с целью пресечения фашистской пропаганды, который теперь застрял в Сенате, не запрещает их митинги, и в ноябре Forza Nuova организовала марш в 2 000 человек в дань памяти маршу на Рим Муссолини 1922 года.

CasaPound, другая декларирующая себя фашистской группа, получила 9 процентов на выборах в Остии, раннее невозможный результат для маргинализированного движения. Forza Nuova и CasaPound являются крупнейшими самопровозглашёнными фашистскими организациями в стране, но их взгляды о соответствующем периоде в истории применительно к их движениям различаются настолько сильно, что они отказываются объединяться друг с другом. Это вызывает озадачивающие вопросы о том, что означает то, когда аналитики говорят о росте фашизма в 21 веке в Италии.

Идентаризм, с другой стороны, лучше понимаем как абсолютно отдельная категория. ”Поколение Идентичности” это пан-европейская группа молодых людей, стремящихся защитить Европу от исламизации, глобализации, и размытия европейской идентичности. В разделе ”Пойми факты” на их сайте, движение чётко отрицает и нацистские, и фашистские ассоциации, заявляя, что ”Поколение Идентичности не предоставляет платформу для любых национал-социалистических или фашистских групп”. Несмотря на дублирующие друг друга обеспокоенности по поводу национализма и идентичности, ценности фашизма и идентаризма не всегда совпадают. Эти группы заслуживают трезвого сравнения, если мы хотим понять, что означают фашизм и идентаризм в политическом контексте страны, которая распространила идеологию фашизма по миру. 

Этничность

Этническая идентичность является, пожалуй, наиболее спорной темой в дебатах этих движений.

Forza Nuova, наиболее традиционная фашистская группа, ратует только за этнических итальянцев. Когда я спросил, примет ли Forza Nuova африканцев, или, даже ещё более спорно для современных фашистов, евреев в свои ряды, то Лука Леардини – руководитель Forza Nuova в Венето – ответил: ”Мы хотели бы избежать их принятия, из-за системы, когда здесь африканцы намереваются изжить европейцев, и из-за того, что много евреев оказываются стоящими за этой системой”. Затем он несколько съехал с темы сказав, что африканцы тоже являются жертвами ”системы” и не стоит обвинять всех евреев. Однако, когда я спросила его о теории еврейского заговора, он резко ответил ”Какие корни у Сороса?”. 

Фокус Forza Nuova на итальянцах может быть непоследовательным; на вопрос о том, могут ли европейцы неитальянского происхождения быть принятыми в движение, представитель ответил, что ”европейцы могут интегрироваться в итальянское общество, но не-европейцы в целом нет”. Их позиция по нацизму отдаёт двусмысленностью – ”Это прошлое, а мы занимаемся настоящим” – и откровенным уклонением – ”Миллионы людей погибли и при строительстве пирамид, однако я не вижу никого говорящего, что ”Давайте разрушим пирамиды, или будем беспокоиться о том, что тогда сделали египтяне”.

Для сравнения, CasaPound, несмотря на такую же фашистскую самоидентификацию, не разделяет схожего идеологического взгляда на этничность. Она заявляет о стремлении к итальянскому фашизму, который существовал до союза с нацистами и последующего введения расовых законов. Как ответил в интервью недавно избранный главой CasaPound Симона ди Стефано, ”Мы принимаем иммигрантов в наше движение, включая африканцев и азиатов, и не имеем никаких проблем с итальянскими евреями”. Он также добавил, что ”Евреи в Италии помогли приходу фашистской партии к власти…Мы признаём, что введение расовых законов 1938 года было ошибкой”. 

Эта неопределённость по вопросу значимости расы приводит порой к непреднамеренным комическим моментам. В ответе на неловкую ситуацию, когда она приняла Самюэля Л.Джексона и Мэджика Джонсона за бездельничающих иммигрантов, знаменитая итальянская модель и активистка CasaPound Нина Мориц – иммигрантка хорватского происхождения – объявила о том, что она договорилась пригласить африканского мигранта пожить в её доме неделю как часть реалити-шоу. Она заплатит за это 250 тысяч долларов, которые, как она говорит, ”помогут большему числу итальянских семей”, и её участие в шоу продемонстрирует, что ”я не расистка” и ”в своей жизни никогда не делала разграничений, основанных на расе”. Контроль за иммиграцией, она продолжила, ”должен быть о защите наших городов – цвет кожи не имеет значения”. Перекликаясь с этим изворотливым определением, ди Стефано заявил, что ”Есть разница между приёмом некоторых иммигрантов и замещением итальянского населения”. 

Позиция ”Поколения Идентичности” по этносу отличается как и от радикализма Forza Nuova, так и от провозглашённой нейтральности CasaPound. Они фокусируются на ”этнокультурной идентичности”, в которой и культура, и этничность играют определяющую роль. ”Речь не о расе, а о сообществе и культуре, которые ты унаследовал через своё окружение и своих предков”, заявил глава ”Поколения Идентичности” в Италии, Лоренцо Фиато. Он уточнил, что движение не будет принимать африканцев, потому что его цель защитить идентичность людей, которые видятся обездоленными в этом плане: европейцев без миграционного прошлого. Фиато добавил, что у него нет проблем с приёмом европейских евреев в движение в той степени, в какой они нерелигиозны. И поскольку движение итальянских идентаристов имеет тенденцию к определению как ”европейское средиземноморское”, они не будут обязательно определять себя как абсолютно или эксклюзивно ”белых”, принимая во внимание более смуглую этническую композицию их страны. ”Речь не о цвете кожи, а о происхождении”’, заявляет Фиато. Однако, когда ломбардийский кандидат Атиллио Фонтана сделал противоположное заявление о защите ”белой расы”, многие правые высказались в его защиту, показывая, что эта форма идентичности набирает популярность среди итальянцев, которые сравнивают себя с африканскими мигрантами. 

Традиция

Традиция располагается в сердце этих движений. Девиз Forza Nuova гласит: ”Порядок посреди хаоса”. Она защищает традицию преимущественно в терминах католицизма, и выступает против однополых гражданских союзов и абортов. Представление Forza Nuova о традиции возвращает нас к фашистской эре; постеры с Муссолини вместе с фашистскими девизами и символами развешены на стенах партийного офиса в Венето. Чувство ностальгии непреодолимо, как если бы история закончилась на ВМВ, и долг FN заключается её в возвращении. Их библиотека заполнена книгами, посвящёнными проблемам модернизма, сионизма и либерализма. Некоторые их активисты кидают римские приветствия как проявление фашистского патриотизма, хотя это и чаще ассоциируется с приветствием нацистов: они могут частично совпадать, но не обязательно пониматься как одинаковые. Организатор Forza Nuova Лука Леардини заявил, что: ”Мы берём от фашизма положительное, и оставляем отрицательные аспекты позади”. Но оставалось не ясным, где именно они видят эти отрицательные аспекты, что прояснил Адриано да Позо, координатор Forza Nuovo в Центральной Италии: ”Например, фашистский гимн ”Маленькое чёрное лицо” был вдохновлён чёрной эфиопской девочкой, которую фашисты хотели привезти в Италию во время вторжения в Эфиопию для того, чтобы предложить ей достойную жизнь. Но [выражение – прим.пер.] чёрное лицо обладает совершенно иным смыслом для итальянцев сегодня”. Он, конечно же, намекал на то, что им кажется этническим замещением итальянцев африканскими иммигрантами. Традиция для фашистов из Forza Nuova означает обращаться в прошлое за идейным вдохновением – комбинацию католической, националистической и фашистской идеологий, все из которых, по их мнению, стоят в оппозиции ”раку” модернизма.

CasaPound, которая смотрит на традицию скорее как на меняющийся концепт, чем на антидот современности, включает в себя прогрессивную [по-хорошему тут стоило бы добавить кавычки, но не будем менять авторский текст – прим.пер.] поддержку однополых браков и абортов с радикальной формой национализма. Они заявляют о своей приверженности демократии, хотя и назвали себя в честь Эзры Паунда, эмигрировавшего поэта и критика, который, будучи в ярости от ростовщичества и капитализма в Соединённых Штатах, уехал в фашистскую Италию и декларировал полную поддержку Адольфу Гитлеру, определяя его как ”святого, который ”разрушил сам себя” своим антисемитизмом. Более современный подход CasaPound к прошлому и отрицание расовых идеологий означает меньшую стигматизацию медиа. По поводу нескольких событий его представители были приглашены на такие мейнстримные итальянские телеканалы как A7, принимая участие в дебатах со знаменитым левым итальяно-еврейским журналистом Энрико Ментаной. CasaPound также является довольно секулярным движением, что может быть поставлено в противоположность строгому католицизму Forza Nuova. 

Важно отметить, что фашизм не был открыто религиозной идеологией. Его главные интеллектуальные защитники и отцы-основатели, включая Юлиуса Эволу [тут они конечно не правы, Эвола хотя и сыграл немалую роль в идейном оформлении тогдашнего режима, не имел никакого отношения к самому основанию идеологии, которую во многих вещах критиковал – прим.пер.] и Муссолини были антихристианами [также неверно – Эвола выступал за христианство в противовес модернизму, а Муссолини от раннего секуляризма перешёл к клерикализму – прим.пер.]. Так что религия всегда была противоречивой темой для фашистов: что важнее, религия или нация? Должна ли традиция быть основана на порядке, понимаем в христианском, или же в римском и греческом языческих ключах, которые сделали античные цивилизации великими? Фашистские идеологии могут включать в себя разные внутренние расхождения, которые могут привести их разнообразных адептов к принятию, казалось бы, совершенно противоположных позиций. В общем же, главным их намерением является защита нации во всей её полноте и историчности.

”Поколение Идентичности” заявляет о более детализированном взгляде на прошлое, нежели позиционировании себя как фашистов или антифашистов. Лоренцо Фиато называет современных фашистов ”ностальгирующими”; они смотрят на ранние 1920-ые для решения проблем современности. ”В реальности, и фашизм и национализм — это модернистские концепты. Они происходят от якобинства, и совершенно точно не являются традиционалистскими”, заявляет он. Взгляд ”Поколения Идентичности” на традицию комплексен, и почти нереален для лёгкого определения. Например, их позиция по месту женщин в обществе включает в себя как и героические описания женщин-воинов Спарты, так и более традиционные взгляды на женщину как домохозяйку. ”Роль женщины не может быть описана одним словом”, как сказала одна из их женских активисток. Они считают себя нерелигиозными, но также противостоят и секуляризму и атеизму, выступая вместо этого за форму ”духовности”, которая может варьироваться от язычества до христианства. 

Организация и пропаганда

Forza Nuova представляет из себя фашизм 1990-ых годов, чьи участники, многим из которых по 40 и по 50 лет, носят чёрную одежду. Но у них также есть и молодёжное подразделение, называемое ”Lotta Studentesca” (”Студенческая Борьба”), которая направлена на апелляцию к злости и сопротивленческим инстинктам недовольных молодых людей. Она рекрутирует их из высших школ и университетов и адаптирует к особому типу эстетики – меньше фашистских кельтских крестов и больше греческих борцов. Один бывший участник, которому сейчас 20, сказал, что ”Когда я был в школе, они были привлекательными, потому что были эксцентричными и радикальными”. Но Forza Nuova также планирует апеллировать и к семьям. “Solidarietà Nazionale” (”Национальная Солидарность”) это программа, намеревающаяся помочь итальянцам в нужде – они хотят организовать обеды и распространение еды для итальянцев, не зависимо от их идеологии.

Forza Nuova представляет из себя фашизм 1990-ых годов, чьи участники, многим из которых по 40 и по 50 лет, носят чёрную одежду. Но у них также есть и молодёжное подразделение, называемое ”Lotta Studentesca” (”Студенческая Борьба”), которая направлена на апелляцию к злости и сопротивленческим инстинктам недовольных молодых людей. Она рекрутирует из высших школ и университетов и адаптирует к особому типу эстетики – меньше фашистских кельтских крестов и больше греческих борцов. Один бывший участник, которому сейчас 20, сказал, что ”Когда я был в школе, они были привлекательными, потому что были эксцентричными и радикальными”. Но Forza Nuova также планирует апеллировать и к семьям. “Solidarietà Nazionale” (”Национальная Солидарность”) это программа, намеревающаяся помочь итальянцам в нужде – они хотят организовывать обеды и распространение еды для итальянцев вне зависимости от их идеологии. Андреа Висентин, руководитель Forza Nuova в Венето, сказал, что: ”Я дал еду парню, у которого на руке был нататуирован Че Гевара, и спустя некоторое время он спросил, может ли присоединиться к нам, удивлённый тем, как быстро изменились его взгляды”. По ночам Forza Nuova организует патрули в таких городах как Местр, некогда бывших процветающими, но ныне погрязших в криминале, наркотиках и проституции, которые, по их мнению, связаны с иммигрантами. Гуляя ночью по городу, я мог заметить только активистов Forza Nuova и другие банды, которых было сложно идентифицировать, шатающиеся по городу. Один парень, ожидавший входа в квартиру, поведал о том, что раньше бродить по улицам одному было небезопасно.

CasaPound была рождена в сквоттингах среди представителей рабочих семей в Риме и затем распространилась по всем приниженным местам страны. Их призыв можно назвать ”левым фашизмом”, ставящим перед собой целью обеспечить итальянцам кров, еду и общность. В таких районах как Трибуртино III на окраине Рима могут быть найдены такие постеры как ”Однажды мы были коммунистами. Теперь CasaPound помогает нам защищать свои дома”. Районы, населённые рабочим классом, которые раньше были настоящей опорой Коммунистической Партии Италии, теперь иногда обращаются к CasaPound. Движение теперь может привлекать 10 000 человек на свои митинги, и имеет гораздо больше членов чем Forza Nuova. У них также есть молодёжное подразделение, получившее название ”Blocco Studentesco” (”Студенческий Блок”), и созданное для апеллирования к молодым, отчуждённым подросткам, ищущим то, за что они могут бороться. Их призыв в широком смысле кроется в предоставлении рабочему классу версии фашизма, приспособленной к современным временам. 

”Поколение Идентичности’‘, в противоположность Forza Nuova и CasaPound, это преимущественно молодое движение, не имеющее намерений по вступлению в политику. ”Мы самоотверженно останемся в стороне, чтобы дать молодым людям возможность проложить дорогу к нашему движению когда мы станем старше; наша цель — это пробудить молодое поколение”, поведал 24-летний Франческо Пиане, глава подразделения в Риме. Он имел в виду восстановление ценности чести, верности и достоинства у поколения, которое, по его словам, разочаровалось в наследии ”68-ников, более известных как ”бэйби-бумеры”. ”Поколение Идентичности” делает видео специально и трагическими, и героическими для привлечения современной молодёжи. ”Видео, сделанное французскими идентаристами, сподвигло меня вступить в движение, я очень сильно прочувствовал то, что они имели в виду”, сказал Фиато. Это видео, названное ”Объявление войны молодёжью Франции”, показывает молодым людям разоблачение ценностей их родителей: ”Наше поколение является жертвами поколения Мая 68-ого, которое хотело освободить себя от традиции, знания и авторитета в образовании. Но, однако, они преуспели только в освобождения себя от своих обязанностей”. Это послание задевает за живое миллениалов, которые обнаруживают себя с куцыми рабочими перспективами в стремительно отчуждающемся обществе. Членство ”Поколения Идентичности” в Италии насчитывает сотни человек, в то время как по всей Западной Европе его численность доросла до порядка 2000.

Как гласит популярное итальянское выражение, ”Всё было лучше, когда всё было хуже” – парадоксальное принятие ошибок прошлого совмещённое с ностальгией к нему же. Фашизм — это идеология 1920-ых годов, которая принадлежит книжкам об истории. Но во время массовой иммиграции и растущих экономических проблем, некоторые из его ключевых положений возвращаются к жизни и находят новую аудиторию среди итальянцев, разочарованных глобализацией и технократическими правительствами, погрязшими в коррупционных скандалах. Неофашистские и идентаристские доктрины всех сортов и окрасок обещают реставрацию гордости, уверенности в себе и достоинства тем, кого они определяют как ”наши люди”. Но определения этих людей, и то, какие именно традиции они хотят восстановить, отличаются настолько, что каждое из них готово вести свою собственную битву.

Алессандра Боччи,
итальянский независимый журналист, занимающаяся вопросами идентичности, культуры и религии в Европе и Северной Африке.

Оригинал материала

Перевод: Никита Новский

Никита Новский

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте