О турецких выборах и настоящем султане Реджепе

Интересные кунштюки выписывает наш старый знакомый Реджеп Таипович.

У нас мало кто знает, но у турков есть территориальные претензии к Греции по поводу архипелага Имиа в эгейском море (Острова Кардак по-турецки).

В начале своего правления Эрдоган обозначил проблему: малая активность турецкой внешней политики. И действительно, вполне логично стране с такой экономикой и военной силой играть активную роль на Ближнем Востоке в качестве региональной сверхдержавы.

Однако все эти стремления благодаря гениальному руководству султана и его министров привели к тому, что РЕАЛЬНАЯ и важнейшая внешнеполитическая проблема, которую способна решать Турция – это PYD и война с курдами. В остальном – это череда абсолютных провалов.

Началось с Израиля, с которым турки пошли на обострение в 2010 году, стремясь расширить свой вес в палестинском вопросе, организовав провокацию с “флотилией свободы”. Израиль жёстко среагировал, задержал суда, а в процессе штурма кораблей было убито несколько активистов. По Палестине мнение турков как и прежде никого не интересует; также маловероятны поставки израильского газа с месторождений в средиземном море.

Северная Африка, Египет – изначально сделав ставку на братьев мусульман и Мурси, турки имеют нулевое доверие со стороны генерала Ас-Сиси.

Саудовцы хотят играть свою игру, которая не предусматривает позицию младших партнёров. Окончательно отношения были испорчены вокруг катарского кризиса, в котором Турция пошла на конфронтацию с саудитами.

По отношениям с ЕС – Эрдоган во многом спровоцировал европейский миграционный кризис, запустив в Европу по балканскому маршруту около двух миллионов человек. В обмен на “прикрытие” потока турки шантажировали Европу, выбивая деньги и безвизовый режим. Помимо этого Эрдоган призывал турков с немецким гражданством не голосовать за Меркель, что является прямым вмешательством в немецкие выборы. Также германские ВВС были вынуждены покинуть базу НАТО Инджирлик в 17 году. По итогу турки конечно не получили никакого безвиза, а токсчиное поведение Эрдогана только озлобило Берлин, в результате чего замаячила реальная перспектива экономических санкций. Санкции стали бы имиджевым ударом по “атлантической солидарности”, однако для Турции это был бы мощнейший удар, чего султан конечно не мог игнорировать – и так уже существенно упал объём инвестиций со стороны европейского бизнеса.

С Россией все тоже ясно: пытаясь сохранить тяжким трудом добытое влияние в Сирии султан пошел на рискованную эскалацию сбив наш самолёт. Это было весьма опасно, но таким шагом он протестировал реакцию и Москвы и своих западных партнёров.

Собственно, летом 16 года в Турции произошла попытка госпереворота, по итогам которой ему удалось уцелеть. Ходит мнение, что предупредили его заранее русские спецслужбы, что позволило султану оперативно уехать из резиденции, которую путчисты атаковали с вертолета.

Как следствие, османам пришлось смириться с укреплением России в регионе и пойти на договорённости по Сирии в рамках Астанинского процесса. В данную конструкцию входит и Иран (что вообще крайне экстравагантно). Помимо этого Эрдоган за пару месяцев принёс извинения за гибель пилота, и быстро перешёл к конструктивному поведению в вопросах экономического сотрудничества. Это не значит, что он внезапно стал надежным партнёром, просто принял объективную реальность российского превосходства. В этих условиях он при случае огрызается и всячески “суетится под клиентом”, что однако никак не улучшает его положение.

По совокупности политических пертурбаций экономика турецкой республики действительно не отделалась помидорами, причём роль РФ в этом не столь значительна. Пытаясь нарастить свой leverage в отношениях что с ЕС, что с Россией, что со странами большого ближнего востока, – политика султана последовательно терпела поражения, летом 16 года приблизившись к фиаско. На эти провалы Турция реагировала истеричным фарсом.

Последняя новость – Эрдоган назначил досрочные президентские и парламентские выборы на 24 июня сего года. По сути, все попытки проецировать своё влияние на глобальном уровне привели к тому, что единственное, на что турки могут реально влиять – это курдская проблема (собственно, как и до активных внешнеполитических извиваний) – и то с ограниченным успехом, так как Париж и Вашингтон однозначно дали понять, что дальше Африна развивать наступление не позволят.

Таким образом, занятие Африна будет объявлено блистательной победой гения великого султана, а эффект от этой псевдопобеды как раз продлится до выборов, способствуя поднятию рейтинга Реджепа Таиповича, который у него на данный момент в районе 44%.

В дополнение к этому развивается мощная истерия вокруг греческого архипелага в Эгейском море, от претензий на который Турция отказалась в 1923 году. В СМИ разгоняется агрессивная риторика. Архипелаг, а также его воды и воздушное пространство объявляют турецкой землей. Советник Эрдогана заявил, что “греки ответят за моего убитого прадеда” – у советника вроде погиб предок от рук греков. Параллельно с этим было организовано несколько дерзких провокаций против греческих военных и даже премьер-министра.

Во время первого инцидента турецкий истребитель стал преследовать греческий самолёт, в результате чего пилот не справился с управлением и погиб.

Второй раз два турецких истребителя совершали опасные манёвры вблизи вертолёта, на котором летел премьер Ципрас и начальник генштаба Греции.

Это наглые, серьёзные провокации, однако они носят все же виртуальный характер. Реальность того, что Турция всерьёз осуществит интервенцию на греческие острова (там кстати обнаружили нефть), примерно равна нулю. Эрдоган пытается убедить оппонента в своей невменяемости, дабы получить какие-то минимальные преференции, зачастую сугубо внутриполитические. Put it different: громко лает, хотя зубки у этого существа не столь острые и большие. Внутри страны под выборы будет создан образ великого полководца, который разбил курдов, нагнул греков и перехитрил русских и западников.

В реальности же есть очень хитрый, очень политически опытный, истинно по-турецки подлый, но крайне слабый султан, который имеет слабые экономические и политические карты на руках. Компенсировать это он пытается крупным шантажом, мнимой готовностью в эскалации, хамством, кидками, а иногда и ограниченной военной силой. Массовые чистки после переворота нелояльных элементов поистине огромны. Сильно пострадал офицерский корпус турецкой армии, султан обрушился на систему образования, уволив чуть не половину критически мыслящих деканов, начались преследования независимых журналистов. В итоге прямо и косвенно от этих сталинских чисток пострадали около 100.000(!) человек. Из страны начал убегать западный капитал и квалифицированные специалисты всех сортов, уровень доверия к режиму предельно низок.

Выводы для нас: понимать что это за зверушка такая. Вполне удобная, в виду своей структурной слабости и убитых отношений с западом. Султан знает, как русские взаимодействуют “по-плохому”, но султан и впредь будет огрызаться, такова его природа.

Антон Беннен

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте