О традициях

Традиции несут в человеческом обществе энергосберегающую функцию. Как правило те ситуации, что регламентированы традицией, общество уже проходило на практическом опыте, последствия нарушения неписанного правила были катастрофичны, полученный опыт кристализировался в качестве “запрета” на совершение каких-либо конкретных действий. 

Соответственно без данного абсолютного запрета, действия, которые опасны для общества могут повторяться хоть каждое поколение, насколько хватит памяти живущим людям. Но это неэффективно и ведет к перерасходу ресурсов и неоправданным потерям. Соотвественно общества лишенные основных традиций – неизбежно проигрывают эволюционное соревнование, они расходуют больше ресурсов чем остальные, причем тратят их на повторение уже пройденных уроков и отбракованных экспериментов, что касаются важных для общего выживания вещей.

Есть, конечно традиции “неважные”, т.е. случайные, соблюдение которых не несет никакой функции для выживаемости сообщества. Однако они как случайно попадают в число соблюдаемых традиций, то так же случайно и отбраковываются в ходе исторического развития. Это мусор, и вымывается он случайностью – рандомом. То что стабильно сохраняется на протяжении тысячелетий и веков – это очевидно та “соль”, которая не смогла быть вымыта, а значит несет важную социальную функцию.

Мне могут сказать, что “время покажет”, однако проблема в том… что время уже показало, и не одну тысячу раз. Тем не менее всегда находятся те, кто предпринимают попытки оспорить вердикт бытия с позиций “давно это было”. Собственно, наличие подобных людей в обществе является одним из основным оправданий для существования жестких социальных и религиозных табу. Табу, которые не обсуждаются, и не могут быть оспорены иначе чем с позиций “высшего авторитета”. Почему?

Потому что любое рациональное обоснование того, что те или иные вещи обществу категорически делать нельзя (разумеется под угрозой тотального краха), рано или поздно будет оспорено кем-нибудь тоже с якобы “рациональных позиций” и с использованием аргумента “срока давности”.

Но поскольку общество не может так рисковать, что бы какие-то базовые вещи грозящие всему социуму тотальным абзацем, пытались оспорить или “проверить на прочность” раз в поколение (или насколько там хватит человеческой памяти), то следствием этого явились запреты принципиально необсуждаемые, не ставящиеся под сомнение общественным консенсусом и как бы данные “с высшей санкции”.

Такие запреты оторванные от конкретных примеров и “санкционированные свыше”, могут существовать гораздо дольше чем память 1-2 поколений, и таким образом становятся фактически бессрочными. Иными словами – причина появления базовых и нерушимых запретов во всех религиях и учениях древности, это как ни смешно прозвучит – именно люди, стремящиеся проверить любой традиционный запрет на “рациональность”.

Для того что бы запрет действительно надежно соблюдался – он должен был неоспоримым. Неоспоримость запрета – вполне гарантирует лишь его религиозный, сакральный характер. Длительный срок передачи традиции – гарантируется здесь сакральностью самих традиционных институтов. Однако сакральность не бывает вечной.

Падение понятия традиции с пьедестала сакральности — открывает двери для широких социальных экспериментов. Но поскольку человеческое общество как и многие другие естественные системы имеет свойство самонастраиваться стихийно, способом тонкой настройки, которая имеет множество неочевидных на первый взгляд взаимосвязей и закономерностей, то в ходе таких экспериментов общество обычно больше проигрывает по всем фронтам, чем приобретает.

Человеческая гордость часто берет вверх, и побуждает нас безосновательно верить, что мы в состоянии подвергнуть стихийно сложившийся и малопонятный нам во всех деталях, механизм воспроизводства социума рациональной “критике” и улучшить его. Оголтелый механицизм применительно к человеческому обществу — не раз проявил себя на протяжении 18-20 веков страшными социальными катастрофами.

На практике невозможно «спланировать» заранее ткань социальной реальности. Невозможно предусмотреть со 100 % вероятностью как то или иное спланированное вмешательство отобразиться на работе всех подсистем сверхсложного социума. В конце-концов никто не отменял такое понятие, как «черный лебедь» – заведомо непредсказуемая вещь с которой мы вынуждены иметь дело.

В итоге, на каждый удавшийся (скорее случайно) социальный эксперимент приходятся десятки таких, что создают только проблемы, оставляя заметные рубцы скальпеля на ткани социальной реальности. Это можно сравнить с игрой на бирже неумелого игрока. В каком-то смысле это и есть биржа – биржа жизни. В эпоху, когда традиция утратила сакральность – последствия от ошибок социального инжиниринга начинают представлять весомую проблему для любого социума. И ошибки – накапливаются, пока не составят критическую массу проблем.

“Традиция” с точки зрения эволюции человеческих социумов – есть глобальная защита от дурака. При этом дурака деятельного и претендующего на свою “разумность”. Она является продуктом тысячелетий проб и ошибок и написана фактически “кровью пешеходов на асфальте” — социумов, что выстрадали ее в ходе бесконечной борьбы за оптимизацию с окружающей средой.

Традицию, таким образом, бесполезно подвергать «рациональной критике» просто потому, что никакой человеческий разум все функции той или иной традиции заведомо охватить не способен, и как следствие, подобная критика неизбежно будет не более чем интеллектуальной спекуляцией, основанной на нескольких маловажных моментах.

Eugenius Severus

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте