Традиционалистская рабочая партия США: нужно стремиться к союзу с Россией

Традиционалистская рабочая партия США (Traditionalist Worker Party) привлекла редакцию Веспы своей необычной духовной близостью к России. Многие её последователи, будучи коренными американцами, приняли православие, разочаровавшись в либеральной идеологии разлагающихся протестантских общин. Поэтому было бы просто невежливо не узнать, что думают простые американские рабочие о нашей общей борьбе со всемирной либерально-марксистской «закулисой». Региональный представитель и глава штаб-квартиры TWP Джон Мэй также рассказал о планах по закрытию партии и созданию на её основе новой инициативы американских националистов. Беседовал Игорь Сивцевский.

Достоверную информацию о партии непросто найти в интернете. Что сегодня представляет собой TWP?

Джон Мэй: TWP пришлось распустить, сегодня идёт её реформирование, она будет перезапущена под новым названием и с новыми лидерами. Это случилось из-за того, что Мэттью Пэрротт (соучредитель партии) ушёл из активной политики, а у Мэтью Хаймбаха (основатель и лидер партии) множество судебных разбирательств.

Новое название партии – Националистическая Инициатива. Наш сайт с новыми целями и задачами появится в ближайшие недели.

Сегодня между Россией и США довольно-таки натянутые отношения между властными элитами. В то же время, у американских альтрайтов и русских новых правых одинаковые цели и задачи – противодействие леволиберальным тенденциям в обществе. Возможно ли создание русско-американского cоюза борьбы с культурным марксизмом?

Джон Мэй: Будучи православным по вере и западным человеком по происхождению, могу сказать, что такой союз определённо возможен. Вопрос в том, будет ли возможно заключение указанного союза при нынешних правительствах наших стран. Я не верю в возможность подобного союзничества между нашими правительствами до тех пор, пока Америка управляется нашей либеральной двухпартийной системой, а Россия продолжает движение навстречу Китаю и Индии в попытках победить “атлантизм”.

Таким образом, я верю, что традиционалистские движения создают естественные союзнические отношения между нашими странами и им стоит активно работать вместе, чтобы показать, что союз между нашими народами не просто возможен, а к нему стоит стремиться.

Россия на данный момент является последним государством в Европе, где леволиберальное мировоззрение вызывает отторжение. Фактически, Россия сейчас – это хранитель традиции консервативной Европы. Однако леволиберальные идеи набирают силу. Что Вы могли бы посоветовать для противодействия этим силам?

Джон Мэй: Я верю, что только заступничество святых и Божья воля может освободить нас из этой либеральной чумы. Достаточно взглянуть на Россию: ваш народ был полностью захвачен коммунистами, однако через кровь мучеников и их заступничество Россия смогла освободиться от этих оков. Я полагаю, что наступают очень опасные времена, и многим из нас придётся отдать свои жизни за Правду… Мы можем так и не увидеть победу, наши дети могут её не дождаться, но победа была нам обещана свыше. Меня сегодня заботит не победа, а то, что нужно делать всё, что в моих силах, чтобы сохранять мою веру и народ.

Святитель Иоанн Златоуст написал проповедь, которая, как я полагаю, даёт ответ на заданный вопрос:

Но раз у нас зашла теперь речь о хуле, то я хочу просить всех вас об одной услуге, взамен этой речи и рассуждения, – именно, чтобы вы унимали в городе тех, кто богохульствует. Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся, ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом; и если обвинят тебя, повлекут в суд, иди.

И если судья пред судилищем потребует ответа, смело скажи, что он похулил Царя ангелов, ибо если следует наказывать хулящих земного царя, то гораздо больше оскорбляющих Того (Царя). Преступление – одного рода, публичное оскорбление, обвинителем может быть всякий, кто хочет. Пусть узнают и иудеи и эллины, что христиане – хранители, защитники, правители и учители города; и пусть то же самое узнают распутники и развратники, что именно им следует бояться рабов Божиих, дабы, если и захотят когда сказать что-либо подобное, оглядывались всюду кругом и трепетали даже теней, опасаясь, как бы христианин не подслушал, не напал и сильно не побил. Ты слышал, что сделал Иоанн? Он увидел тирана, ниспровергающего брачные законы, и смело посреди площади заговорил: Не достоит тебе имети жену Филиппа брата твоего (Марк. VI, 18). А я привел тебя не к тирану, не к судье, и не за противозаконные браки, не за оскорбляемых сорабов, а удостаиваю тебя исправлять равного за бесчинное оскорбление Владыки. Не правда ли, ты счел бы меня сумасшедшим, если бы я сказал тебе: наказывай и исправляй царей и судей, поступающих противозаконно? И однако Иоанн сделал это; следовательно, это не свыше наших сил.

Теперь же исправляй по крайней мере хоть сораба, хоть равного себе, и если даже надо будет умереть, не переставай вразумлять брата. Это будет для тебя мученичеством. И Иоанн ведь был мучеником. Ему не приказывали ни принести жертвы, ни поклониться идолу, но он сложил голову за святые законы, когда они подвергались поруганию. Так и ты до смерти борись за истину, и Господь будет поборать за тебя.

И не говори мне таких бессердечных слов: что мне заботиться? У меня нет с ним ничего общего. У нас нет ничего общего только с дьяволом, со всеми же людьми мы имеем много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют одного и того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас с ними нет ничего общего, потому что это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие. Не станем же говорить этого, а покажем подобающую братьям заботливость.

(Слово Иоанна Златоуста о том, «как надлежит поступать с кощунниками». Беседы о статуях, говоренные к Антиохийскому народу. Беседа 1, ч. 12.).

Как получилось так, что в середине прошлого века США прилагали большие усилия, чтобы противостоять марксизму, центром которого был СССР, но не прошло и ста лет, как всё поменялось: теперь мировой центр культурного марксизма находится в США, а Россия – последнее государство сохранивший классический европейский консерватизм и традиции?

Джон Мэй: Как говорил Никита Хрущёв: “Мы не можем ожидать, что американцы перескочат от капитализма к коммунизму. Но мы можем содействовать их избранным лидерам давать малые дозы социализма американцам до тех пор, пока проснувшись, они обнаружат себя в коммунизме”. (Первоисточник цитаты Хрущёва не найден, однако в США она часто используется – прим. ред.).

Марксистам пришлось в Америке подождать: вместо того, чтобы завлечь страну в революционный коммунизм (как они это сделали в России и многих других странах), им пришлось медленно устанавливать то, что теперь принято называть «культурным марксизмом», который гораздо медленнее проявляет себя полностью. Как объяснял Джордж Фицхью (американский социолог XIX века, защищал в своих книгах рабовладельческий строй Юга – прим. ред.), война между культурным марксизмом и традиционализмом была развязана в США со времён Войны Северной агрессии (одно из названий Гражданской войны в США 1861-1865 годов, которое используют сторонники Конфедерации – прим. ред.).

После исламской атаки на Всемирный торговый центр в начале XXI века появилось ожидание мировой войны между христианским Севером и мусульманским Югом. Почему этого не случилось, и белые страны до сих пор бьются друг с другом?

Джон Мэй: Вы верите в то, что магометане были в действительности ответственны за то, что случилось с башнями-близнецами? Я – нет.

Я считаю, что это была внутренняя операция ЦРУ и Моссада, нужная для того, чтобы, с одной стороны, дать повод для американского вторжения на Ближний Восток и дестабилизации баасистских стран (Ирака и Сирии), а с другой – усилить Израиль, ваххабизм и американскую гегемонию на Ближнем Востоке.

Считаете ли Вы возможной Третью мировою войну между Россией и США из-за Украины или Сирии?  

Джон Мэй: Третья мировая не начнётся из-за Украины или Сирии… Я считаю, что мы недавно вступили во Вторую Холодную войну. В ней конфликты в Сирии и на Украине служат вторичными проявлениями противоборства наших двух стран, так же как это происходило во Вьетнаме и Центральной Америке во время Первой Холодной войны.

Игорь Сивцевский

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте