Европейское гостеприимство и Московская соборная мечеть

14 июня сборная России разгромила команду Саудовской Аравии в первом матче чемпионате мира по футболу. Некоторые русские правые с восторгом восприняли эту победу, стали появляться комментарии антиисламского характера, цитаты из 113 псалма.

А 15 июня в Москве перекрывали движение в районе Проспекта Мира по случаю празднования Ураза-Байрам: там находится Московская соборная мечеть. Первый мусульманский храм был возведен здесь в 1904 г., в стране про которую Александр III сказал: “Россия для русских и по-русски”. После взятия Казани в 1552 г. в ней не строились мечети, но через несколько столетий просвещенная императрица Екатерина II сняла запрет. И вот, в уже начале XX века мечеть появляется в Москве.

Читатель, представляющий русскую историю в свете розовых мифов, скажет, что в России всегда процветала дружба народов, даже в эпоху колониализма. Но человек, хорошо знающий историю Европы, возразит ему: в Российской Империи дискриминации было не меньше, чем в любой другой колониальной державе. Яркий пример: Р. Киплинг пишет в одном из рассказов, как в английской школе наряду с белыми учились негры и евреи; в России, по крайней мере, была черта оседлости (кстати, русские и сегодня отстают от британцев в мультикультурности). Уже в XX веке видно, что дистанция между белыми и туземцами держалась всё меньше.

Чтобы увидеть, к чему привело европейское гостеприимство, можно посетить Проспект Мира. Ждать следующего мусульманского праздника, Курбан-Байрама, не обязательно, в любую пятницу в центре Москвы царит атмосфера Востока.

В одну из таких пятниц (священный день в исламе), я поехал к главной мечети столицы, чтобы сделать несколько снимков об исламизации Москвы. В метро у эскалатора стоял человек в зелёной манишке с полумесяцем и надписью “волонтёр”, у него был громкоговоритель для навигации прибывающих мусульман. Направив на эту восточную экзотику фотоаппарат, я получил в свой адрес бурю возмущений. “Если вы сразу вступаете в разговор с туземцем, он может подумать, что вы человек ничтожный” – писал Г.Р. Хаггард. Забыв это мудрое наставление, я попытался объяснить, что закон не запрещает снимать кого-либо, но понимания не последовало. Не удержавшись, я задал знаменитый вопрос про русский язык, за который когда-то досталось Рогозину. Ответа не прозвучало (с русским языком у гостя столицы, правда, было плохо).

Толкнув дверь метро, я вышел на проспект и направился к мечети. Тут и там просили милостыню, на табличках надписи: “Ради Аллаха”. Волонтёры в зелёных манишках направляли движение своих единоверцев.

Напротив спорткомплекса “Олимпийский” высится роскошное здание с позолоченным куполом и минаретами. Блестят золотые полумесяцы и арабские письмена, огромное здание украшено витиеватой резьбой. Через громкоговоритель читалась проповедь, приближалась полуденная молитва  – Зухр. И вот заунывный голос муэдзина понёс арабскую речь над улицами, я вспомнил Палестину, в которую несколько лет назад совершал паломничество.

На месте старой дореволюционной мечети теперь стоит грандиозное сооружение, открытое в 2015 г., кстати, на открытии присутствовал президент РФ. Московская соборная мечеть – одна из крупнейших в Европе. Чтобы россияне не лопнули от гордости, назову её место – 5-е. На первых двух позициях стоят мечети Лондона (да, англичане по-прежнему опережают нас в толерантности), на 3-м месте – Римская мечеть. 4-е место автор списка Википедии почему-то отдал испанской Меските, которая по итогам реконкисты является католическим храмом.

В эту пятницу я решил посмотреть на Проспект Мира во время празднования Ураза-Байрама. Я приехал около 9 утра и опоздал: тысячи ковриков-намазлыков были расстелены на улицах несколько часов назад, когда автомобильное движение перекрывалось во время молитвенного единства представителей братских народов. Несмотря на мой поздний приход, возможность оценить масштаб катастрофы была. Улица кишела мигрантами и россиянами в тюбетейках: кто торговал, кто слонялся, кто сидел под щитом с иконой Богородицы и Спасителя.

Я фотографировал последствия русского гостеприимства, когда ко мне подошел один из участников торжества. – “ Что, интересно? Намусорили? ”  (мусора тоже хватало) “ Такой культурный микс. Восток. Запад.” – сказал я. “И как решить эту проблему? ” – несколько ехидно прозвучал вопрос. Я ответил, что в этом виноваты мы. Потому что европейцев сложно обидеть. Мы, построившие эту цивилизацию, губим её своим гостеприимство, доходящим до безумия.

Это был типичный неблагодарный мигрант. Безусловно, среди них есть разные, даже если учитывать статистику МВД по преступлениям в Москве. Но все они представляют угрозу идентичности и экономике, а кто-то и безопасности.

Рядом с Олимпийским находится храм митрополита Филиппа, 1788 г. постройки. Он не большой, особенно в сравнении с мечетью в 200 м от него. Оказаться внутри этого островка Западной цивилизации в исламском море – словно совершит внезапное перемещение в пространстве из Эр-Рияда в Москву. На территории храма – ларёк, я спросил у продавщицы, как ей работается в этой атмосфере Востока. “ А…” – она иронично махнула рукой в сторону мечети, – “Привыкли”.

Сначала христиане позволяют пришельцам жить с ними на равных, мы привыкаем. Потом над улицами Москвы и Лондона летят призывы муэдзина на молитву, и мы привыкаем. Вместо заключения – слова автора бестселлера “Мечеть Парижской Богоматери” :

“Мы очень добрые, мы очень гостеприимные, мы очень, по натуре по своей, мультикультурные, поэтому мы даже не поняли еще, что картина мира, в котором мы живём, изменилась невероятно…”

Николай Евдокимов

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте