Как Vespa прошла с Бессмертным Полком в Германии

Многие из вас наверняка на День Победы вышли на акцию Бессмертный Полк с портретами предков-фронтовиков. Данная акция, как вам может быть известно – родилась чисто из народа, без разнарядок от начальства и освоений бюджетов. За пару лет существования она успешно распространилась по всему миру. Мы с удивлением узнали, что “Бессмертный полк” проходит аж в 20 городах Германии.

Согласитесь, весьма интересная страна для подобной акции. Нам стало крайне любопытно приехать и лично увидеть, как проходит Бессмертный Полк в Германии, познакомиться с участниками шествия – людьми хоть и разного этнического происхождения, живущими вдали от Родины, но все же сохраняющими в той или иной форме общую русскую культурную идентичность.

Нам хотелось пообщаться и узнать о значении этой акции: личная семейная память, просто повод встретиться с земляками или показать друг-другу, что “мы – есть”?

Движимые этим любопытством мы послали одного из наших авторов в германский город Ганновер. Не в Берлин, потому что опасались, что в столице будет избыточная суета, официоз от представителей российского посольства и Россотрудничества, в целом – те факторы, которые бы не располагали к обстоятельному личному общению с участниками “полка”. Да и Берлин показывают в сюжетах российских телеканалов, а вам, полагаем, куда интереснее эксклюзив.

В итоге нам удалось взять интервью у организатора акции – Сергея Чернова. Господин Чернов – по происхождению русский еврей, В Германию переехал в 1994 году из Петербурга. Уже третий год организует “Бессмертный Полк” в Ганновере. По основной специальности – бизнес-информатик. Состоит в партии “Альтернатива для Германии”, был кандидатом в депутаты Бундестага на выборах в 2017 году.

Мы пообщались после завершения акции “Бессмертный Полк”, приводим полный текст интервью, без своих комментариев и любых изменений:

Vespa: Сергей, мне было интересно узнать, что такие мероприятия проводится в Германии, я лично в этом году выяснил, что акция проводится в двадцати городах …

Сергей Чернов: Да, в шестнадцати – двадцати городах. Мы по завершению сделаем пресс-релиз совместно со всеми координаторами Бессмертного Полка и тогда точно выясним, во-первых, в каком количестве городов, и, во-вторых, какое количество официально зарегистрированных акций прошло под эгидой Бессмертного Полка и какое было количество мероприятий родственных или официально не зарегистрированных.

Vespa: Насколько я понял вы никак не связаны с официальным российскими лицами, с посольством, Россотрудничеством?

Сергей Чернов: С Россотрудничеством мы не связаны, это была чисто наша инициатива, земляков, которые живут в Ганновере. Мы организовались в 2013 году в процессе движения в поддержку Лизы из Берлина. В данный момент это третья по счёту акция такого рода на 9-е мая. Это наша частная инициатива, ни копейки нам никто не платил.

В этот раз мы обратились в посольство Российской Федерации в связи с тем, что после прошлой акции у нас закончились Георгиевские ленточки, а приобрести их здесь, в Германии, по крайней мере из того, что я смог найти, стоит порядка одного евро за штуку. На те двести – триста человек, что посещают эту акцию, приобрести их выходит достаточно накладно, особенно на фоне других расходов по организации мероприятия. Представители посольства в Берлине откликнулись, вышли со мной на связь и сказали, что поддержат нас Георгиевскими ленточками, это раз, затем символикой Российской Федерации – они прислали также ленточки с флагами и вот я вам презентую, как представителю прессы, этот замечательный герб, детям я говорю, что он золотой… [Смеются] Такие значки они тоже нам передали, так что некоторая поддержка всё-таки происходила. 

Vespa: Спасибо! Как вы считаете, было ли целью акции, помимо личной и семейной памяти людей, поддержание идентичности, русской или советской? Чтобы люди встречались, общались друг с другом, как-то видели себя, что мы есть? Такие цели ставятся?

Сергей Чернов: У нас двоякая или даже троякая цель, как я и сказал, доходит до того, что это даже некий жест в сторону бывшей УССР и наших людей, там находящихся [прим. редакции – речь идёт о трагических событиях в Одессе 2 мая 2014 г., смотрите видео выступления ниже]. По поводу русской идентичности, я бы сказал, что у нас тут три основные группы наших соотечественников: российские немцы, которых большинство, вторые по количеству идут или российские/русские евреи или обыкновенные русские люди. Мы не различаем и нам более того сложно сказать, какое количество кого есть. По обеим нашим регулярным иммиграциям в последний момент половина людей приезжала из смешанных семей. Поэтому говорить, что присутствует именно русская идентичность или советская идентичность, или русско-немецкая идентичность или же еврейская достаточно сложно.

Например, некоторые предлагают смотреть в направлении Яд ва-Шем. Конкретно я сотрудничал с российским посольством, одно другого не исключает, так что однозначно я не ответил бы на этот вопрос, всего существует понемножку.

Vespa: Понятно. А со стороны официальных германских структур не возникает никакого раздражения насчет акции или непонимания какого-то?

Сергей Чернов: Это зарегистрированная акция (представители полиции находятся тут все полтора часа, что проходит акция). При регистрации я должен был указать такие аспекты как звукоусиление, количество людей, ожидается ли противодействие со стороны каких-либо сил, потому что на политических акциях здесь, в Германии и в общем в Европе, зачастую встречаются в общем-то, сплошь и рядом.

Я рассказываю по примеру Ганновера, если брать Бессмертный полк в Берлине, то там всё намного сложнее. При организации мероприятия я держал связь, как с полицией, так и с муниципалитетом, у меня есть подтверждение и от полиции, и из муниципалитета города. Маршрут, одно, другое, третье, очень много всего там обсуждались, будут ли запускаться вверх шарики, например. Но противодействия никакого не было, сотрудничество на грани осторожности. Палки в колёса никто не вставляет. Ко мне подошли двое полицейских, спросили, я ли являюсь организатором, и даже не спросили удостоверение личности. Поверили. У нас нет ни провокаторов, ни дебоширов, ни пьяных людей.

Vespa: А бывали на акции «Бессмертный Полк» случаи каких-то провокаций от украинцев, ультралевых или ультраправых?

Сергей Чернов: Панки (ультралевая субкультура) они все же под наркотиками находятся или алкоголем и политически слабо ангажированы, слабо нацелены. Радикальные левацкие группировки, типа «Антифы», воспринимают пока русско-немецких патриотов не как политических оппонентов первого плана. Четыре года назад на Бессмертном Полку был конфликт из-за украинской символики, но именно среди наших соотечественников. Тогда действительно была одна неприятная ситуация, люди отреагировали на украинскую символику негативно.

Пример из того, что у меня до сих пор застряло в памяти, к нам подошла женщина и сказала моему шурину с Западной Украины, что с этим украинским флагом сжигали офис наших избранников из Партии регионов, с этой украинской символикой сжигали наших сотрудников крымского Беркута, под этим флагом сжигали одесситов 2го мая. Поэтому я яро не приветствую эту символику на наших мероприятиях, флаг УССР – пожалуйста, а вот украинского мы бы не хотели. Ну и таких разговоров на в нашей среде очень много. Со стороны пробандеровцев акций никаких не было. Все координаторы в Германии находятся на связи и до нас не доходила информация о том, что были акции бандеровцев.

Vespa: Вы сами, как сказали, из Санкт-Петербурга, приехали в 1994 году. Вы русский или русский немец? Как Вы себя идентифицируете?

Сергей Чернов: У меня мать еврейка. Я приехал по линии еврейской иммиграции, по которой сюда, в Германию, приехало примерно триста тысяч человек, а российских немцев два миллиона триста тысяч примерно. Такое соотношение один к восьми. А отец русский, соответственно, ленинградец, и я вырос в Ленинграде (Санкт-Петербурге). Получается, что у меня двойная идентичность, своего рода.

Vespa: И связи с Россией Вы лично сохраняете?

Сергей Чернов: У меня отец в Санкт-Петербурге живёт, друзья и так далее. Связи поддерживаем, детей возили туда. И культуру, и язык поддерживаем, но с официальными российскими структурами пока не было контактов.

Vespa: В своей массе люди уехали из России и СССР (других стран постсоветского пространства) по экономическим причинам? И пока тенденций к возвращению нет, насколько мне видится сравнение жизни в Германии и, например, России? 

Сергей Чернов:  В 1994 году я уехал, предварительно за три года оставив заявление на переселение, три года документ обрабатывался. А например, заявление одного нашего товарища, казахстанского немца обрабатывалось восемь (!) лет. Когда российских немцев вы чисто риторически будете спрашивать, приехали ли они по экономическим соображениям, то они, конечно, скажут, что они патриоты Германии и приехали из Казахстана, потому что там для представителей других национальностей (не казахов) была создана ситуация бесперспективности. Поэтому это они отметают и реагируют раздраженно.

Мне например в 94-ом очень не нравилась ситуация, которая происходила в стране, даже в Ленинграде. У нас был разгул преступности, разворовывалось всё. Например, рыбный порт, в котором у меня отец мастером работал, он был приватизирован, разворован и развален. Экономическая это ситуация или нет? Автоколонна, в которой моя мать экономистом работала, была приватизирована и развалена. Мне эта атмосфера очень и очень не нравилась. Плюс две чеченские войны, у нас был очень интенсивный развал, развивался этнический криминалитет. Экономическая это ситуация или нет, но атмосфера была достаточно неприятной.

Я могу сказать, что отчасти по политически соображениям сюда переселился. Мы с голода не умирали, т.к. у нас недвижимость была, дача и тому подобное. Но Германия, понятное дело, по экономическим соображениям более развита.  Среди знакомых моих многие переселяются обратно, российские немцы, кто куда. Разговоры идут про запасные аэродромы: недвижимость покупается и в Крыму, и в Калининграде, и в других городах. Это вариант очень многими не исключается. Прежде всего в связи с тем, как сейчас развивается ситуация в Германии.

Vespa: Понятно. Очень интересно было пообщаться. Я даже не представлял, что здесь такое большое количество людей может собраться. У меня было впечатление, что в основном русские немцы сюда приехали, из Казахстана, из Сибири. Но я не знал, что будут и евреи, и совершенно обычные русские.

Сергей Чернов: Совершенно обычные люди. И у нас не всегда есть возможность выяснять, кто какой национальности. Кто-то об этом говорит, кто-то нет. Т.е. женщина может сказать, что она приехала как российская немка, а на самом деле она приехала как супруга российского немца. А сама она может быть любой национальности. Я лично не вдаюсь в такие подробности.

Vespa: Но обобщая можно сказать, что Вы наверное хотели бы какой-то поддержки со стороны посольства? Финансовой может быть? Поддержка со стороны посольства будет?

Сергей Чернов: Может быть они помогут с транспарантами. Потому что сделать даже один транспарант – это не дешево. На одни только напитки, пряники, конфеты и подобное, ну, сотню евро мы потратили. Если российское посольство имеет каналы какие образом они это могут поддержать, потому что это всё-таки патриотизм, они это поддерживают, то мы с удовольствием примем это.

Vespa: Понятно.

Сергей Чернов: Российские немцы, политически заточенные, не любят, когда их называют «русскими немцами», они обижаются, также как и на экономические посылы. Они называются себя российскими немцами. Немцами из России. Потому что русский – это национальность. Хотя для меня например «русский еврей» – не обидно, а для них обидно, потому что ситуация была следующая: начиная с послевоенного времени их репрессировали по национальному признаку, т.к. на них накладывался отпечаток Третьего рейха и прочее. Их притесняли, как немцев. Когда они приехали сюда, как люди русской культуры, местные называли их русскими. И в связи с этим многие относятся к этому чувствительно.

Vespa: Спасибо большое за интервью!

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте