Время конституционных перемен

Статья председателя Конституционного суда Валерия Зорькина произвела настоящий фурор в информационном пространстве.

В ней представитель судебной ветви власти размышляет о том, насколько главный закон страны соответствует традициям и взглядам нашего общества на то, что такое хорошо и что такое плохо, что справедливо, а что – нет.  

Среди главных противоречий он отмечает определенное противопоставление органов местного самоуправления органам государственной власти, в то время как органы местного самоуправления по своей природе являются лишь нижним, локальным звеном публичной власти в нашей стране. Иными словами, Зорькин указывает на недостатки федерализма.

Также он особо отметил опасность попыток различных меньшинств навязать свою систему ценностей большинству. Именно это, по мнению председателя Конституционного суда, привело к серьезным изменениям в политической системе Запада и росту влияния популистских партий в Европе и Америке. Людям просто не понравилось, что меньшинство стало решать за них.

Ну и, наконец, в своей статье Зорькин подчеркнул, что в настоящее время главным источником напряженности в российском обществе является нерешенность социально-экономических проблем, в том числе недостаточная защита социальных прав граждан, а также колоссальный разрыв между богатыми и бедными.

Одновременно с этим он предостерегает от резких изменений и призывов к кардинальным конституционным реформам и отмечает необходимость «точечных изменений».

Если говорить о том, что изменили бы в Конституции представители консервативного большинства в нашей стране, то стоит отметить четыре самых важных пункта:

Статья 13, п. 2: Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

На деле это означает, что в нашей стране объявлена гегемония либеральной идеологии. Идеологией может заниматься кто угодно, кроме государства. Согласитесь, актуальная для постсоветских 90-х формула сегодня кажется чем-то устаревшим. 

Статья 29, п. 5: Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается. 

СМИ получают право говорить и транслировать всё что угодно, руководствуясь при этом исключительно либеральными установками. Западный масс-культ, фильмы, сериалы, грязь отечественных развлекательных каналов, отвратительные постановки Кирилла Серебренникова и ленты Алексея Учителя за государственный счет — за все это мы должны быть благодарны именно этому пункту. Для всех очевидно, что информационное пространство должно регулироваться. А если вы этого не делаете, за вас это будут делать страны НАТО. Далее.

Статья 15, п. 4: Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Стоит ли в 2018 году говорить о вреде соблюдения международного права в тех вопросах, где оно противоречит национальному? Мы все знаем, что нет никакого международного права, а есть только право сильного.

Наконец,

Статья 75, п. 2: Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

Про неподконтрольность Центробанка российским властям и его верную службу Международному валютному фонду Ротшильдов написано и сказано очень много. Нам стоит лишь в очередной раз напомнить, что ЦБ неподконтролен Кремлю.

Если мы сделаем «точечные» изменения в Конституции по данным направлениям, то жить станет действительно лучше, а главное, современная Россия будет больше походить на тот идеал, к которому мы все должны стремиться.

Источник

Если вы находите важным то, что мы публикуем подобные материалы, поддержите авторов 

Андрей Афанасьев

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте