Идеологическое оружие глобализма: Мягкая сила

Вмешательство в деятельность суверенных государств происходит на разных уровнях общественной жизни, в том числе в социальной и экономической, однако ключевым элементом неизменно выступает информационная сфера, где идёт борьба за кадры, за силы и средства и главное — она идёт в сфере столкновения ценностных ориентаций, смыслов и воззрений.

Сейчас, когда человечество вступило в информационный век, возможности «мягкой силы» резко возросли — у неё возник новый потенциал, сделавший её гораздо эффективнее традиционной «жёсткой силы» Сегодня «мягкая сила» имеет конкретный объект своего воздействия. Ими выступают непосредственно национальные государства, обладающие, в свою очередь, арсеналом инструментов для противодействия субъекту воздействия. Как передает корреспондент, об этом 20 апреля заявил доктор исторических наук, профессор, заместитель директора Центра по связям с общественностью и средствам массовой информации Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Небренчин на конференции «Стратегия «мягкой силы» в контексте информационных войн» в МГЛУ.

Вмешательство в деятельность суверенных государств происходит на разных уровнях общественной жизни, в том числе в социальной и экономической, однако ключевым элементом «мягкой силы» неизменно выступает информационная сфера, где «идёт борьба за кадры, за силы и средства и главное — она идёт в сфере столкновения ценностных ориентаций, смыслов и воззрений», указал эксперт.

В связи с этим в научный оборот вошло понятие «мейнстрима» медиапространства, который обозначает «информационный поток, который строго согласован, цензурируется, навязывается государствам и миру в целом».

Ведущие мировые СМИ придерживаются строго определенной интерпретации и освещения событий. Само же продвижение «глобального мейнстрима» обеспечивают различные институты и крупные игроки медиасферы на национальном и международном уровне, в том числе такие как Фонд Карнеги, Центр стратегических разработок, мировые СМИ — BBC, Wall Steet Journal, Financial Times и многие другие, выстаивая тем самым целостную мировую систему.

«Противостоять ему (мейнстриму) очень сложно, потому что внутри национальных государств мейнстрим опирается на соответствующие кадры, которыми являются «информационные генералы» средств массовой информации, журналисты, каналы, специальные сети, тиражирующую соответствующую информацию», — пояснил эксперт.

Таким образом формируется благоприятная информационная среда, когда даже государственные СМИ следуют «в фарватере информационной политики зарубежных стран». Это создает необходимые условия для подрыва суверенитета независимых государств. Вместе с тем эксперт перечислил и ряд других ключевых условий социального и экономического характера, в случае выполнения которых реализуется сценарий смены власти.

Общество становится особенно уязвимым для давления извне в периоды снижения уровня жизни населения, увеличения разрыва в доходах между бедными и богатыми, а также при расколе правящих элит, когда некоторая их часть становится легко подвержена влиянию внешних интересов или переходит напрямую под внешнее управление. В связи с этим в стране может начаться дестабилизация в финансово-экономической сфере, вплоть до манипуляций с национальной валютой и мер экономической политики, приводящих к росту стоимости кредитов, увеличению налоговой нагрузки, а в перспективе — к игнорированию национальных интересов в целом.

Таким образом развитие страны начинает следовать «международным предписаниям». Дестабилизация социально-экономической обстановки в стране и усиление роли «внешних агентов» на различных уровнях вертикали власти завершается переворотом, однако, уже в том случае, если руководителем страны оказывается слабый и зависимый глава государства, не имеющий широкой поддержки населения, а само общество —достаточно подготовленным к революционным потрясениям или слишком пассивным для защиты национальных интересов страны. Часто расколу в элитах и обществе способствует и непосредственное внешнеполитические проблемы в виде вооруженных конфликтов или попыток политической или экономической изоляции государства.

В качестве примера последовательного выполнения проекта по уничтожению суверенного государства Небренчин указал на историю Советского Союза. «Сначала был завязан (диспут в) информационной сфере о том, каким образом должна развиваться страна, потом появилась программа, реформы, потом появились кадры — команда Егора Гайдара — потом появились структуры и государственные институты, Конституция, при которой мы сейчас переживаем. Вот так происходит мягкая сила — незаметно, но очень точно и эффективно», — констатировал ученый, добавив, что и в настоящее время многие из этих условий «в общем-то сохраняются».

В настоящее время российская национальная информационная система находится в «зачаточном состоянии» по сравнению с некоторыми другими развитыми странами, констатировал Небренчин. На информационном поле Россия находится в обороне, с той или иной степенью успеха реагируя на различные информационные поводы. Однако для успешной борьбы с внешней угрозой уже сейчас необходимо «перейти к наступательным стратегическим инициативам, выходить по всем фронтам», подчеркнул эксперт.

С этой целью необходима консолидация всех информационных ресурсов. «Это не только средства массовой информации, это не только МИД, это не только силовые структуры, где у нас тоже есть элементы «мягкой силы», — но и инструменты в общественных и государственных структурах (институтах). Они должны быть консолидированы, они должны быть скоординированы, нацелены на (решение единых) задач», — подчеркнул Небренчин.

Еще одно направление — подготовка кадров. На текущий момент в России до сих пор не организована должным образом подготовка кадров в информационно-идеологической сфере.

При этом в подготовке информационных кадров должен быть задействован широкий круг организаций, а не только вузы и государственных институты — вплоть до российских госкорпораций типа «Газпрома» или «Роснефти», которые также содержат определенные инструменты «мягкой силы».

Однако главная задача, стоящая перед российским руководством в данной сфере — это оформление непосредственно идеологического содержания наступальной информационной политики. «Идеология — и здесь мы с вами очень сильно оказались отброшены. Поэтому мы тормозим и буксуем, мы не понимаем, что у нас происходит с идеологией. Если вопрос будет решен, тогда у России есть серьезные перспективы», — заключил эксперт.

Источник

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте