Становление нации: колонизация Северо-Восточной Руси

В истории страны всегда важно знать те краеугольные, поворотные моменты, которые кардинальным образом повлияли на существовавшее положение дел, и, вообще, формирование страны и нации как таковых. Одним из таких событий в русской истории является славянская колонизация Северо-Востока Руси.

На территорию будущей России славяне пришли не сразу, поначалу проживая в Центральной Европе, в районе Дуная, Одера и Вислы. На западе они граничили с кельтами и германцами, на юге — с римлянами, на севере и северо-востоке — с балтскими и финно-угорскими племенами, и, наконец, на востоке — с тюрками и иранцами. Постепенно расширяя территорию своего расселения, они стали двигаться во все направления: тесня кельтов и германцев, на запад; сражаясь с византийцами, на юг, и, менее кровопролитным путём, на север и восток. Заселяя районы Днестра, Днепра, продвигаясь на территорию современной Белоруссии, они прошли и дальше. Славянеещё тогда, в Раннем Средневековье, дошли даже до Волги — чему в подтверждение служат Безводнинский могильник в Нижегородской области, могильник у села Попово на реке Унжа, и, скорее всего, именьковская археологическая культура, позже ассимилированная тюрками. Славяне первой волны отличались от всех последующих, и, как пишет Седов, для неё были характерны грунтовые могильники, в отличие от могильных курганов более поздней эпохи. Тогда ещё не столь многочисленные славяне всё равно оказали довольно большое влияние на местное немногочисленное финно-угорское и балтское население, и, вполне вероятно, даже летописная мерь, упоминаемая последний раз в контексте похода Олега 907 года, была уже не чисто финно-угорским, но, скорее, смешанным славяно-финским племенем. Вполне возможно, что именно потомками тех переселенцев и был основан Ростов.

Но волна славянской колонизации на этом не закончилась. С перерывом в несколько столетий, на северо-восток устремились другие славянские племена. С севера, осев сначала в районе современной Псковщины, территории будущих Смоленщины, Ярославщины а также Суздальского ополья и частично Московской области осваивали кривичи, с юга — территории бассейна Верхней и Средней Оки, а также Прони и Москвы-реки заселяли вятичи. Территории Приильменья и Белоозера осваивали словене ильменьские. Все эти племена происходили с территорий современной Германии и Польши.

Карта расселения славян и их соседей на конец VIII века. Границы некоторых государств показаны начиная с VII в.

Привлекательность Северо-Востока Руси для переселенцев была обусловлена сразу несколькими причинами. Во-первых, здесь установился средневековый климатический оптимум, позволявший снимать большие урожаи и вести стабильную сельскохозяйственную деятельность, во-вторых — развитие международной торговли и наличие истощившегося на юге ресурса пушнины также стимулировали переселенцев, и, наконец, важную роль играл фактор большей безопасности северо-восточных земель по сравнению с более южными, где славянам угрожали сначала авары, а затем хазары и печенеги.

Средневековый климатический оптимум.

Славянские переселенцы постепенно ассимилировали местное население, и так, например, у тех же кривичей или вятичей находят большой балтский субстрат. Следующей волной славянской иммиграции на Северо-Восток стало массовое переселение жителей Юга Руси в XII-XIII веках. Спасаясь от досаждавших Руси кочевников, будучи привлечёнными вольным статусом по сравнению с их постепенным закрепощением на родине, они постоянно переселялись в направлении Брянска и Владимира, основывая новые населённые пункты, сёла и города. При Владимире Мономахе была проложена дорога сквозь до того крайне тяжело проходимые Брянские леса, что тоже поспособствовало миграции на северо-восток.

Переселенцы с территорий будущей Украины зачастую переносили с собой и названия городов, и такие, например, ныне существующие российские города как Переяславль-Залесский, Галич, Звенигород и Юрьев-Польский имеют свои аналоги на территории Украины. В этот период колонизаторская деятельность приобретает централизованный характер — переселения теперь организуют князья, опираясь на уже существующие структуры, города и дружины. Активно поощрять переселение начал в своё время основатель Москвы Юрий Долгорукий, продолжил эту деятельность и его сын, Андрей Боголюбский, который, ко всему прочему, отказался от борьбы за киевский престол, стремясь обустроить мощное княжество из своих северо-восточных владений. Стремясь получить доминирование на Руси, он разорил Киев и осадил Новгород, добившись признания его великим князем, но сам не сел править на юге, создав предпосылки для переноса столицы во Владимир.

Андрей Боголюбский (Виктор Васнецов. Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве, 1885–1896. Государственная Третьяковская галерея, Москва)

Южнорусские переселенцы перенесли в Северо-Восточную Русь не только названия родных городов, но и многочисленные гидронимы. К примеру, и Переяславль-Залесский и Переяславль-Рязанский (Рязань) расположены на реках Трубеж, названных в честь притока Днепра, на котором стоит южный Переяславль. Встречаются также реки Лыбедь, Рпень (Ирпень), несколько рек с именем Почайна, Десна, Сула и другие гидронимы, перенесённые из Южной Руси.

Новая волна переселений произошла после монгольского нашествия и разорения малорусских земель. Именно тогда же окончательно потерял свою доминирующую роль Киев — разорённый, он так и не смог восстановиться, и с тех пор потерял всякое лидирующее значение. Титул великого князя переходил от владимирских к тверским князьям, и в итоге закрепился за первыми, начиная с Юрия Данииловича, и, на постоянной основе, с Ивана Калиты, бывших также и князьями московскими. На Северо-Восток тогда переезжает большое число местной знати, поднявшихся на новой земле, и составивших такие русские дворянские роды, как Плещеевых, Игнатьевых, Жеребцовых, Пятовых, Измайловых, Булгаковых, Пусторослевых и других. В 1299 году резиденция киевского митрополита была перенесена во Владимир, а в 1325 в Москву.

Великий князь Московии, гравюра Авраама де Брейна.

Все переселенцы по сути представляли из себя одно культурное и этническое целое, и потому в итоге без особых проблем оформились в единую русскую народность. Исключение тут составили разве что вятичи, но и о них последнее упоминание датируется ещё 1197 годом. Постепенно русская идентичность распространялась на все территории Руси — и в том числе белорусские и малорусские земли. Русская идентичность, бывшая поначалу идентичностью скандинавской верхушки, отделявшейся от славян, со временем распространилась на всё население и стала тем знаменем, под которым сражались и умирали, захватывали новые земли и до последнего солдата обороняли старые. Сами же скандинавы при этом, аналогично франкам или булгарам, растворились в славянской среде подобно тому, как те растворились в среде галлоримлян или южных славян, не оказав какого-то особого влияния на местные культуры.

В дальнейшем именно северо-восточные земли станут основой возрождённого Русского государства, преобладая над землями Белоруссии и Малороссии, подпавшими под сначала литовскую, а затем и польскую власть, как и в числе, так и в государственном потенциале, сохранив свою независимость, и создав, благодаря политике великих князей, достаточно мощное государство, которое затем преобразуется в Русское царство и Российскую империю.

Никита Новский

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте