О формировании русской идентичности

“Нация” без привязки к этнической стороне – это именно та концепция, что мы видим сейчас в какой-нибудь Франции. В Африке вот, например, живут православные негры в некотором количестве. Делаются ли они от этого более “русскими”, чем живущий в России русский атеист?

Очевидно, нет. То же самое касается и православных румын, и православных греков, и так далее. Даже любимые всей Россией православные славяне сербы русскими при этом всё же не являются.

С другой стороны, одной только биологической стороны не достаточно – все мы имеем на виду примеры идеологических явлений советчины и украинства. Должна ещё быть самоидентификация в качестве именно русского, лояльность этой национальной общности. Тем не менее, русская культура многогранна, это живое и развивающееся явление, она значительно обширнее одного только православия, и делать религиозные взгляды сколько-нибудь определяющим критерием принадлежности к русскому народу, в общем, – нельзя.

Однако есть важный момент, который стоит отметить. Да, этническую принадлежность нельзя сменить. Фактор крови – это объективная сторона национальной идентичности. Но именно это и делает его настолько важным. Культурный выбор – поддаётся изменению. У коммуниста, у украинствующего русского происхождения – могут быть русские дети. Но утратив национальное лицо с точки зрения биологической – его уже будет не вернуть никакими усилиями. И вот поэтому сохранение объективной, биологической стороны национальной принадлежности не может быть названо “неважным” или “вторичным”. Потому что без происхождения, без прямого и объективного кровного преемства с предками мы уже не народ, а просто группа косплееров, которая с тем же успехом может объявить себя древними египтянами или аннунаками.

Иван Лавыгин

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте