МЫ НА ВОЙНЕ

Слышишь? Набат. Орды половцев нас обступают. Они как кафкианские “кочевники” – в целом, в общем. Но есть и те, которые вспыхивают внезапно, и пламя вместе с ними охватывает всё вокруг. Видишь разноцветные точки, рассыпавшиеся по телу больной старушки Европы? Это их лагеря, государства в государствах, со своими законами и порядками. Тихий лязг оружия, энергия и скрытая ярость.

Красный дракон спит в глубине тёмного ущелья, ожидая своего часа. Ведомые призраком прошлого, призраком пылающего Запада, варвары с алыми от злости шеями жгут костры на городских улицах. Они надеются пробудить Дракона, слиться с его необузданной силой и водрузить кровавый флаг над пеплом мира. Горечь униженных и оскорблённых, отвага и дух разрушения. 

Мудрый полководец в золотой драконьей чешуе, наматывая тонкий ус на палец, обводит мир глазами-щёлками. Он стратегически холоден и невозмутим. Он знает: на его стороне время. Ничто не остановит того, кто обуздал гигантский человеческий муравейник и превратил его в грандиозную машину, чья мощь растёт день ото дня. Сила, ум и ледяное сердце. 

Сумасшедшие, возомнившие себя богами, мечутся, жгут, избивают и грабят. Движимые ненавистью к государству, возводят баррикады и кидаются на них. Хохочут, как гиены, когда страдают стражи закона, и визжат, как банши, когда страдают сами. Молодость, буйность и жажда свободы. 

Чёрные всадники, пустынные головорезы, грабят и убивают во имя аль-Каума. Питаются они плотью жертв, а жажду утоляют свежей кровью. Имя им – легион. Это воины, чей враг – весь мир, тёмные камикадзе со Смертью на “ты”. Они, как тараканы, неистребимы и, как микробы, вездесущи. Злоба, мрак и кровавая святость. 

Чудовища, асимметрично разноцветные, заплывшие жиром и костлявые, визгливые защитники справедливости. Что им надо от нас? Им нужны наши души, чтобы их, души эти, переплавить. Дети Нургла, тоталитарные по своей природе, жаждут лишь одного: сделать всех такими, как они, завладеть чужими разумами и телами, подчинить мир своей извращённой идее. Жалость, глупость и зверская любовь. 

Белые, как мел, живые мертвецы шагают в марше по улицам древних городов. Каждый их шаг – бессмысленен, каждый их вздох – глуп, взгляд их пуст, а движения скованны. Гнилая плоть их слишком слаба, чтобы победить, кости слишком хрупки, но запах разложения и ужасный вид вселяют в окружающих страх и презрение к неведомо куда идущим трупам. Но даже трупы в наши дни способны к борьбе. Праведный палец, курок и смрад. 

Гигантская паутина окутывает планету. Пауки, ткущие её, словно крысы из гриновского “Крысолова”, маскируются под людей. Нити уже опутали половину земного шара, и ничто не может порвать эту сеть. Видно там, где она, лишь попавшие в неё людские тела: одинакого серые, беспомощно трепыхающиеся в великой ловушке. Мир уже стал паучьим – не людским – и нужно лишь время для того, чтобы он завершил свою трансформацию. Всеобщность, безразличность и скучная бесчеловечность. 

Новый Мордор вырастает за морями и океанами. Горе тем, кто в нём оказался, не будучи орком. Мордор жесток к своим, но к чужим – он жёстче вдвойне. Он, как стихия, беспощаден и непредсказуем. И жаль мне тех, кто доживёт до дня, в который древнее царство переполнится, Мораннон раскроется под натиском тёмных орд и орочьи легионы побегут, сметая всё на своём пути, под радостные крики иноземных собратьев. Беззаконие, грубость и дух отмщения. 

И многие, многие другие… всех их объединяет одно. Они на Войне. 

Каждое их слово – стрела, пущенная в их врага; каждый их жест – меч, обрушивающийся на голову тому, кто выступил против них; каждый их шаг – наступление на противника их идей. Это по-настоящему великая, Тотальная Война – борьба всех против всех. 

Вы спросите меня: какая же это война, без жертв? Я отвечу: жертвы есть – и немало. Каждый детский труп в зоне боевых действий, каждая старушка, умершая в очереди ко врачу, не дождавшись помощи, каждый обманутый участник рыночных отношений, каждая одинокая женщина, считавшая, что та глупая, животная страсть между ней и её бывшим мужем и была “романтической любовью” – всё семи с половиной миллиардное человечество – и есть единая, ужасающая Жертва Войны. 

Что говорите? Да, так было и раньше. Всеобщая борьба – борьба физическая, интеллектуальная, культурная – существовала на протяжении всей человеческой истории. Разница лишь в том, что мир стал глобальным. То, что происходит сейчас в Африке, не менее важно для нас, чем то, что происходит на соседней улице. И обычно первое намного важнее. Мы перестали быть ответственны только за семью, племя или город – теперь на нас лежит ответственность за весь мир. Мы можем влиять на всё, но и обратное тоже верно: всё может влиять на нас. В условиях всеобщего противостояния это может значить только одно. 

Мы на Войне. А на Войне нужны Солдаты. 

Что есть наш ответ современному безумию? Наш ответ – Русский мир, которого нет. Русский мир, который нужно построить своими руками. Наше собственное, уникальное культурное пространство, отрицающее как неолиберальную, так и неомарксистскую мифологии. Что мы должны сделать для его создания? Всё. Каждый интеллектуал: идеолог, организатор, экономист, политик – стремящийся к построению и расширению Русского мира, должен быть солдатом. Всё, что ты говоришь, делаешь, думаешь – должно исходить не из желания, а из необходимости. Дисциплина и самоорганизация должны быть на первом месте, интеллектуальное развитие и накопление полезных знаний – на втором, физическое развитие, здоровье и полезные для выживания навыки – на третьем. Деятельность – систематизировать. Мировоззрение – привести к завершённому виду. О самолюбии – забыть. Стать безжалостным – в том числе к себе. 

Тогда мы станем бойцами, сражающимися с современным миром. 

Каждое наше слово будет – пуля, выпущенная во врага России; каждый наш жест будет – молот, обрушивающийся на голову тому, кто выступил против Родины; каждый наш шаг будет – победный марш в сердце вражеской Империи. 

Ведь мы на Войне.

Владислав Максимов

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте