Конец Европы

«Мой голос пресекся, когда я услыхал, что покорен город, которому покорялась вся земля!»

Иероним Стридонский

Современное общество обуреваемо глубокими социальными конфликтами, и, как и в древности, основная линия фронта лежит в области «свой – чужой». Все основные конфликты в истории происходили именно на этой основе – социальные, национальные, религиозные, гендерно-сексуальные.

С точки зрения биологического развития разница между людьми минимальная. У них гораздо больше общего друг с другом, нежели того, что их разделяет. Богатого от бедного отделяют лишь суммы на банковском счете, условные бумажки, с напечатанными на них символами и числами. Биологическое различие между расами и национальностями также минимально, поскольку зависит лишь от их условий проживания и способно меняться. Про отношения и разницу между полами нечего и говорить: мужчины и женщины настолько переплетены, настолько зависят друг от друга, что невозможно представить себе отдельное их существование.

На практике же все иначе. Из тысячелетия в тысячелетие, из века в век человечество сотрясают конфликты, происхождение и идеология которых создаются искусственно, подогреваются на основе психологических комплексов по линии «свой – чужой». Многие кризисы, подлинными причинами которых были слишком фанатичные действия представителей отдельных социальных групп в сфере реализации своих амбиций (профдеформационные кризисы), требовали простого внешнего объяснения. Обвинение «другого», «чужака» – самый простой и очевидный способ «найти» виновника всех несчастий. Уничтожение варварами Римской империи, завоевательные и религиозные войны, крестовые походы, охота на ведьм, социально-экономические конфликты и революции, расизм, национализм, геноцид и холокост – все это происходит из реализации комплекса «свой – чужой», «я – другой». Под «чужим» и «другим» зачастую понимается именно враг. Это психология дикого зверя или собаки, которая, завидев чужака, начинает лаять, подразумевая своим поведением «Это моя территория. Зачем ты сюда пришел?».

Исходя из этого, сегодня существуют активные попытки сгладить или вовсе уничтожить духовные и материальные границы внутри человечества. Про «чужих» люди говорят «Не будем конфликтовать с ними, примем их, ибо они такие же, как мы». Этот подход не нов. В истории к нему обращались уже несколько раз. Например, всем хорошо знакома история завоеваний Александра Македонского. Царь небольшого греческого государства, объединивший Грецию и сокрушивший огромную, расположенную в трех частях света, Персидскую империю. Ставший повелителем большей части известных тогда территорий Земного шара – от Средиземноморья и Ливийской пустыни до Индии и Средней Азии. Посвятивший всю свою жизнь завоевательным походам, Александр, как никто другой, знал цену войны и значение мира. Будучи известен как создатель эллинизма – греческой цивилизации, распространившейся на огромных территориях, царь также был автором проекта уничтожения границ – как реальных, так и существовавших в умах людей. Прежде всего, религиозных и национальных. Александр стремился к объединению всех народов, проживавших на территории подвластной ему империи в один народ. Одним из самых ярких проявлений его объединительной политики стала грандиозная свадьба в Сузах, когда по инициативе царя в один день 10 тысяч македонских и греческих воинов вступили в брак с местными девушками. Целью этого проекта впервые в истории стало создание «высшей расы».

В дальнейшей мировой истории все попытки подвести мир под единый идеологический и религиозный стандарт, в большинстве случаев навязывая его огнем и мечом, провалилась. Не достиг успеха и Адольф Гитлер, просто пытавшийся уничтожить всех, несоответствующих его пониманию о национально-культурном «идеале».

Во второй половине XX века появилась идеология, представленная относительно небольшой группой активных людей, целью которой является вновь вернуться к проектам Александра Македонского. Эта идеология получила название микскультурализма. Ее цель – создание единой общечеловеческой гомогенной национальности, объединенной универсальной культурой, религией и экономикой. Группа, исповедующая данную идеологию, ставит перед собой задачу взаимопроникновения рас, народов, культур, религий и экономик с последующей их унификацией. Когда этот проект в своем нынешнем виде впервые был озвучен в 1960-е годы, мало кто верил в его успешность. Сегодня же он активно реализуется на практике.

Первая задача – создание единой мировой нации. С этой целью была начата активная пропаганда межнациональных и межрасовых браков. Группа энтузиастов понимала, что насильственные действия по их навязыванию в наше время не могут принести результата, поэтому были разработаны сложные теории в области евгеники. Их суть заключается в том, что дети от подобных браков обладают улучшенными генетическими показателями – то есть, они умнее, красивее и здоровее. Эта точка зрения десятилетиями пропагандировалась в СМИ и околонаучной литературе, а когда в европейских странах (особенно в Скандинавии) обнаружился кризис рождаемости, то именно идея привлечения в Европу выходцев из африканских стран в качестве «генетического резерва» получила наибольшее распространение и популярность среди европейских либералов. С этой целью активно провоцировалась и провоцируется переселение африканских народов в Европу, начавшееся сразу после необдуманно проведенной деколонизации, больше напоминающей безответственное бегство европейцев из колоний.

Понятно, что поспешное предоставление африканским колониям независимости было трагической ошибкой. Нельзя даровать свободу странам, по большинству показателей неспособным быть самостоятельными государствами. Странам, где большинство населения не имеет ни малейшего понятия о современной мировой культуре, экономике, и даже гигиене. Десятилетиями проводилась политика по ослаблению и уничтожению африканских белых общин, бывших реальной опорой для своих стран. ЮАР и Родезия незаслуженно подвергались международной дискриминации, а Шарль де Голль, предоставивший в 1962 году независимость Алжиру, предал миллион алжирских французов, героически защищавших Европу от проникновения новых варваров, и выпустил джинна из бутылки. Не совсем понятна тяга жителей бывших колоний к новому обретению своих прежних метрополий путем переселения в них. Люди, столь долго требовавшие независимости и даже сражавшиеся за нее, могли бы проявить больше упорства в своем патриотизме.

Деколонизация была значительно и осознанно усилена и расширена специальной политикой Евросоюза, причем эта политика носит настолько поспешный и непродуманный характер, что интеграция огромных масс приезжающих африканцев и азиатов оказалась совершенно невозможной. Началось обрушение экономики, ведь по европейскому законодательству человек, даже не получивший статус беженца, а лишь запросивший его, на период рассмотрения своего дела имеет право на пособие и бесплатное проживание.

Ясно, что южноафриканская модель совершенно не подходит для Европы. После отмены апартеида в ЮАР политическим «геростратом» Фредериком де Клерком страна быстро начала скатываться в экономическую, социальную и культурную пропасть. Белое меньшинство было подвергнуто дискриминации и оказалось фактически вне закона, а черное большинство оказалось, как и везде в Африке, неспособным к поддержанию положения страны на прежней высоте. Крупные города превратились в гетто, населенные черными алкоголиками и наркоманами. Белые были изгнаны из своих домов в районы, опутанные колючей проволокой. Небоскребы, которые прежде занимали офисы крупных и успешных бизнес-корпораций, ныне представляют собой заброшенные коробки с выбитыми стеклами, окруженные кучами мусора.

Заброшенный небоскреб в Понте Сити. ЮАР 

Вместо реального решения проблемы нехватки в Европе рабочей силы, этот регион также постепенно превращается в северную ЮАР с ее тенденцией к образованию множества расовых и культурных анклавов и гетто с сопутствующей безработицей и растущей преступностью. Межрасовые семьи стали массовой и поощряемой реальностью, но многие из них сегодня существуют в атмосфере повышенного семейного насилия и бесправия женщины, поскольку основаны на традиционной патриархальной африканской и арабской системе, в которых современные западные женщины существовать неспособны. Более того, в некоторых случаях обладание «белой женой» становится для отдельных африканцев актом личной мести и ответом на колониализм. Дети в этих семьях также не стали расой гениев: среди них частота врожденных заболеваний гораздо выше, поскольку больше количество генных нарушений. Тем не менее, этот фактор игнорируется, и в современной либеральной Европе межрасовые браки активно пропагандируются и даже навязываются.

Следующая задача на пути унификации, поставленная либералами-микскультуралистами, – уничтожение старых религий и создание единого мирового культа на грани науки и мистики. Это проект получил название «Нью Эйдж» – «Новая Эра». Основой его стали неоиндуистские течения – теософия, йога, кришнаизм, а также модифицированный буддизм. Не были забыты мистические культы шаманизма и спиритизма. Происходила пропаганда идей Е. Блаватской, Г. Гурджиева, Рерихов, огромными тиражами переиздавались их сочинения. Почти в каждом городе и деревне появились клубы йоги. Стали доминировать идеи «расширения сознания», «медитативного мировоззрения». Появилась идея новой глобальной религии. На ее роль сегодня претендуют многие течения. Например, с 1960-х годов всемирное Общество Сознания Кришны, ссылаясь на выдающиеся философские труды и священные книги древности, такие как Бхагаватгита, призывает к созданию единой мировой религии с неоиндуистским уклоном.

Старые же западные религии – христианство и ислам – подлежали постепенной ликвидации. В отношении христианства это было относительно простой задачей. Протестантизм выродился в чисто формальное религиозное течение, предоставившее своим сторонникам полную свободу во всех сферах. Католичество также ослаблено внутренними противоречиями, а периодически внутри него создаются искусственно и извне спровоцированные скандалы по тем или иным вопросам, целью которых является ослабление мировой роли католической церкви. Православие было практически заперто в российских государственных рамках. Наиболее серьезным конкурентом микскультуралистов оставался ислам. Поскольку прямым путем ослабить эту религию практически невозможно, были предприняты попытки дискредитировать ее в сознании мирового сообщества, представить в виде идеологии терроризма и средневекового фанатизма. С этой целью происходило финансирование оппозиции в мусульманских странах, расшатывание там государственной стабильности, приведшей к гражданским войнам и усилению влияния религиозных фундаменталистов. Появление ряда глобальных террористических организаций позволило определенным заинтересованным людям поставить в общественном сознании знак равенства между этими движениями и исламом. Спровоцированная через социальные сети в 2014 году массовая миграция мусульман также не способствует гражданско-религиозному миру. Привыкшие к твердой социальной иерархии, мусульмане, сначала с удивлением, а потом с удовольствием, наблюдают моральное падение Европы, теряя как всякое уважение к ней, так и способность рассматривать современную либеральную европейскую цивилизацию в качестве какого бы то ни было фактора. Все делалось и делается для развязывания новых религиозных войн, в которых победителем может стать только третья сила.

Началось активное взаимопроникновение культур – унификация одежды, поведения и досуга. Людям, не обремененным желанием реального духовного поиска, были предоставлены такие явления восточной культуры азиатско-африканского происхождения, как пирсинг, татуировки и суши.

Происходит ослабление роли государства, размывание его в международных организациях. Глобализация мировой экономика лишила отдельные страны возможности пользоваться их внутренними природными богатствами, разорила многие национальные экономики. Сегодня проще купить товары за рубежом, чем наладить их производство в своей стране. Это дает возможность наднациональным силам шантажировать отдельные страны, ослаблять их экономическую и политическую независимость путем провоцирования глобальных и локальных экономических кризисов. Государства делят на группы исходя из их предполагаемой роли в мировой экономике, не позволяют им развивать те уровни хозяйствования, которые выходят за рамки поставленных перед ними экономических задач. Если государство сопротивляется подобной политике, оно объявляется «фашистским», подвергается санкциям, и международное сообщество призывается к борьбе с ним. В отдельных случаях западными «либеральными» странами против него может быть начата агрессивная война, как это было в Ираке, Ливии и Сирии.

Далее уничтожается последняя мельчайшая ячейка традиционного общества – семья. Этот институт объявляется устаревшим, ретроградным, фашистским, угнетающим личную свободу. Правильное понимание и усваивание либеральных ценностей требует длительного времени. Наравне со свободой всегда существует ответственность, о необходимости обращения народа к которой часто забывают. Слишком быстрая либерализация способна привести к очень тяжелым последствиям. Европейцы сегодня действуют по принципу «Берите свободы, сколько хотите, в вашем ее понимании. Мы вас ни в чем не ограничиваем». В итоге мы имеем все больше групп, обозначающих себя явочным порядком и требующих для себя все больше и больше «особых прав» в ущерб не только традициям и обычаям, но и конституциям европейских стран. Законы меняют ради них, забывая, что демократия – это власть большинства.

Начинается замена демократии властью меньшинств, стремящихся от защиты неких своих «прав» к навязыванию этих «прав» всему остальному обществу в качестве закона. Люди нетрадиционной сексуальной ориентации, которые последние 50 лет серьезно не преследовались и обладали всеми гражданскими правами, вдруг начинают заявлять о себе как о привилегированной касте. ЛГБТ-движение стремится возглавить и контролировать все мировые социальные процессы. Легализация однополых браков силой навязывается многим странам. Институт отцовства и материнства объявлен вне закона путем прямого запрета самих этих слов. Провоцируется отказ пар от традиционного брака в пользу сожительства, пропагандируются лозунги однополой любви, воспитания детей такими парами. Идет пропаганда абортов. Если ребенок не убивается еще на перинатальной стадии, его уничтожают морально путем ювенальной юстиции, детского сексуального просвещения и провоцирования его отторжения от родителей контркультурой и пропагандой «конфликта поколений». В ходу лозунг «зачем прятать это, если все этим занимаются?». Далее этот процесс будет только нарастать. Уже сегодня предпринимаются попытки легализации педофилии, секса и брака с животными.

Более того, кроме уничтожения семьи, речь идет ликвидации самого пола, по крайней мере, к максимальному стиранию разницы между полами. Происходит унификация одежды, предлагающая всем одинаковые футболки и джинсы. Меняются стереотипы гендерного поведения: на фоне многих женоподобных мужчин и мужеподобных женщин мы наблюдаем появление некоего «среднего пола». Операции по смене пола становятся все более распространенными не только в Юго-Восточной Азии. В ход идут восточные пропагандистские концепции, теория о реинкарнации, о возможности переселения души мужчины в женское тело, и наоборот. Это сеет в людях сомнение в своей сексуальной ориентации и гендерном самоопределении. Провоцируется конфликт полов. Феминизм в некоторых странах доведен до состояния агрессивной и бескомпромиссной идеологии, полностью отрицая роль мужчин в истории и современном обществе.

Активное внимание уделяется трансгуманизму, одной из целей которого является стирание разницы между человеком и техникой. Предпринимаются попытки создания искусственного интеллекта, перенесения сознания человека в компьютер, постепенная замена человеческого тела механическими аналогами. Таким образом, мы видим полное торжество материализма, отрицание духовного развития.

Все эти инициативы и идеи, хотя в некоторых деталях и противоречат друг другу, в действительности являются единой мировоззренческой схемой, четкой политикой, направленной на создание в XXI веке расы унифицированных смуглых унисекс-существ, обладающих единой социальной организацией и идеологией, полностью зависимых от внешней компьютеризации. Мир станет похож на огромный муравейник, разделенный на касты по способу трудовой деятельности. Чувства и эмоции будут запрещены, поскольку станут рассматриваться как проявление внешней агрессии. Дети будут производиться искусственным образом, в специальных инкубаторах путем, зависимым лишь от генной инженерии, а не от межполовых отношений. Сознание этих существ будет полностью компьютеризировано. В обмен на тяжелую работу днем, ночью каждый человек сможет создавать свой собственный виртуальный мир без всяких ограничений, в котором он будет абсолютным властителем. К этому человечество идет уже давно, поскольку виртуализация сознания, ранее зависимая лишь от печатных книг и журналов, со временем все более совершенствуется, пройдя путь появления и развития радио, кино, телевидения, компьютеров и компьютерных игр. Профессор Оксфордского университета Ник Бостром доказал, что уже в этом веке мы способны виртуально смоделировать один кубический метр любой саморазвивающейся материи и любые процессы в ней. А вскоре моделью может стать уже вся Вселенная. Отдельная Вселенная для отдельного человеческого сознания, абсолютно не отличимая от настоящей. Обладание такой властью может подвигнуть человека на отказ от своих прав и свобод в реальном мире, заставить его согласиться на все вышеизложенные планы.

Остается понять, кому выгоден этот проект, и кто является его автором. Очевидно, что идеи подобного переустройства мира не могут принадлежать одному человеку. Речь идет о группе людей, которых объединяет лишь идеология. За ними не стоят конкретные государства, спецслужбы или традиционные тайные общества. Сила проектов «Нью Эйдж» и трансгуманизма состоит именно в том, что они наиболее привлекательны для ученых-революционеров, представителей нынешней научной революции. Их объединяет идея всемогущества, которая, будучи хотя бы один раз озвученной, сразу собирает вокруг себя множество приверженцев. Как эгрегор, крепнущий по мере усиления собственного культа, идеи по созданию единого глобального политического, экономического и идеологического сообщества, основаны на силе веры в них без понимания реального конечного результата этого проекта.

Единственным способом ослабления вышеизложенных идей является проведение открытых диспутов по каждой индивидуальной проблеме, активное просвещение людей насчет крайностей развития человечества – как полного сциентизма и технизации, так и ухода в виртуальный мистический мир, поскольку оба они ведут к уничтожению демократии и выгоды от них может получить только третья сила.

Необходимо четко понимать, что сегодняшний европейский либерализм, настаивающий на унификации человеческого развития, по своей внутренней сути полностью противопоставляет себя демократии как власти большинства, навязывает всему миру мнение узкой группы социальных экспериментаторов. За последние 50 лет либерализм причинил Европе больше вреда, чем какая-либо другая политическая сила за всю историю этого региона со времени падения Римской империи. Европейцы, которые желают спасти свои традиции, цивилизацию и культуру, должны сделать это самостоятельно, помимо воли современных европейских «лидеров», через их, так сказать, головы. Если у Европы и появится новый Salvator, то это должен быть человек с правыми взглядами, максимально далекий от следования уравнительным экспериментальным системам радикального христианства, социализма и либерализма.

Очевидно, что глобализация неизбежна, и что самоизоляция государств не имеет реальной перспективы исторического развития, но происходить эта глобализация должна постепенно, сохраняя твердый цивилизационный иерархический характер. Необходимо сконцентрироваться на решении конкретных проблем реальных людей, сохранении национальных, духовных и этических традиций. Необходимо найти и соблюдать равновесие между человеческой ответственностью и естественными человеческими желаниями – стремлениями к духовному развитию, научному и творческому поиску, самореализации в работе, семейной и сексуальной жизни.

Нельзя допустить, чтобы наш мир превратился в поле экспериментов для людей, лишенных моральных абсолютов, уродующих внутреннюю и внешнюю природу человека и Земного шара так, как им заблагорассудиться. Говорить о том, что подобные вещи делаются «во благо человечеству», с целью «покончить с социальными конфликтами» или «продлить жизнь» – абсурдно, поскольку не такой эгоистической ценой сокрушать нам наш мир, забывая о моральных и нравственных ценностях. Начать работать в этом направлении следует уже сейчас, ибо завтра будет уже поздно. Британский философ Альфред Уайтхед справедливо сказал, что

философия «обязана искать мировоззрение, способное спасти от гибели людей, для которых дороги ценности, выходящие за рамки удовлетворения животных потребностей».

Если вы находите важным то, что мы публикуем подобные материалы, поддержите авторов 

Евгений Морозов

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте