Консерватор и два стула

Публикуя что-либо не вполне вмещающееся в рамки привычного представления о России и мире наших политических обывателей, нередко встречаешься с одной из важнейших проблем, в значительной мере мешающей появлению реального политического мышления у русских и – шире – россиян. С бинарным мышлением. 

Миф о чёрно-белом политическом пространстве существует у нас в различных вариантах, но вне совсем уж маргинальных тусовок встречается, по большей части, в двух: “кровавый тоталитарный тиран Путин – святая Оппозиция” и “агенты Госдепа США, пятая колонна – защитник Русского мира царь-батюшка Владимир Красно Солнышко”.

Практически, перед каждым, кто входит в игру на отечественной политической арене, сразу встаёт необходимость решить задачку о двух стульях.

И, казалось бы, разрушить такой миф достаточно просто, указав, с одной стороны, на отсутствие тирании и тоталитаризма как таковых (весьма демократичное сдерживание амбиций некоторых оппозиционеров и давка особо назойливых комаров с использованием не получающих никакого отпора законов не тянут даже на пиночетовские “вертолётные туры”); с другой – на ужасную бюрократизацию всех возможных сфер, недостаточный контроль на местах, отвратительную государственную медицину, огромные проблемы с наукой и высшим образованием, с инфраструктурой, на нерешённый украинский вопрос и т.д.; с третьей – на существование таких персонажей, как Венедиктов или Собчак, которых непонятно, к кому и причислить (то ли к святым агентам Госдепа, то ли к предательским защитникам Русского мира). Но люди, в таком случае, просто начинают сдвигать рамки или плодить несуществующие сущности.

Первые ищут себе новых святых, старых заочно отправляя на помойку, а когда новые проваливаются – изо всех сил стараются сохранить хотя бы ореол святости вокруг своих кумиров (ну могла же профессиональная команда, за пару месяцев сделавшая из ничего огромную протестную структуру, прозевать длившееся более полугода умирание протеста, могла!); вторые выдумывают параллельные миры, в которых под каждой русской кроватью сидит по американцу, а Царь-батюшка богатырской рукой их оттуда выкорчёвывает.

Судя по той настойчивости, с которой и те, и другие держатся каждый за свой стул и никак не желают слезать (даже если сидеть нет особой надобности) и пытаются, к тому же, усадить рядом с собой других, обе эти группы граждан получают огромное удовольствие от самого процесса. Что особенно удивительно для противников власти: мне казалось, на том стуле пики.

Можно было бы поговорить и о сектантском мышлении, укоренившемся в “низовой” российской политике, и о выгоде существования подобных мифов, как для режима, так и для мейнстримной несистемной “оппозиции” (которая в 9/10 случаев оппозицией является лишь номинально).

Но меня сейчас интересует совсем другой вопрос: что же делать в такой ситуации русскому консерватору, какой из стульев выбрать? Поддержать власть (что для русских консерваторов является традиционной стратегией), став Егором Холмогоровым или Александром Дугиным, или же затоптать собственный консерватизм и присоединиться к протесту, встав в один ряд с такими “великими” людьми, как Савельев, Поткин и Белецкий?

Существуют наши соратники, причём из весьма хороших организаций и изданий, которые предлагают и осуществляют первый вариант. Их я винить за это не могу, но и согласиться с ними тоже сложно. С одной стороны, уж больно это опасно: Путин идёт, по-видимому, на последний срок, а в стране существует ещё огромное количество проблем, некоторые из которых в последнее время только усугубляется. Ветер переменится – и вас, вне зависимости от ваших намерений и даже дел, унесёт. С другой стороны, есть и этический момент: Владимир, конечно, не тот жуткий “кровавый тиран”, лично поедающий оппозиционеров, но всё-таки человек, находящийся у власти без малого четверть века и несущий ответственность, как правитель, за все глобальные проблемы России. А проблема в масштабах страны – это не множество абстрактных чисел и графиков, а миллионы конкретных страдающих людей.

Есть и соратники, ратующие за второй вариант. Но пока мы ещё на этот путь не вступили, давайте обратимся к истории правых российских движений в последние 30 лет (с момента основания общества “Память”). Какие серьёзные достижения есть у этих людей? Полная маргинализация? Развал Русского марша? Дискредитация националистических и консервативных идей? Понятно, что консерваторов никаких практически и не было до сих пор. А чем занимались националисты? В лучшем случае – маршировали и воевали, в худшем – стояли бок о бок с либералами и марксистам “лишь бы против Путина”.

Поставив антипутинизм во главу угла, встали на антигосударственные позиции в угоду интересам “русской нации”, существующей лишь у них в голове (горе-националисты, видимо, не додумались заглянуть в учебник политологии и узнать, что примордиализм – это век девятнадцатый, максимум, двадцатый; а нацию, как политический субъект и большую семью, нужно сначала сформировать). К тому же, далеко не всегда было понятно, интересы каких русских эти националисты представляют. К чему всё это привело? К тому, что власть не любит русских националистов, русские не любят русских националистов, политические соперники, к которым русские националисты шли на поклон “лишь бы, лишь бы против диктатора”, их ни во что не ставят. Теперь же полит-неудачники используют Путина как оправдание собственной никчёмности: “это не мы просрали молодёжь, это не у нас организации разваливаются на раз-два, это не мы двойные зиги на маршах кидали, это всё к р о в а в ы й р е ж и м и р е п р е с с и и”. Заодно, порождают новые мифы: будто власть у нас не любит именно правых, а вот левых обожает, ведь у тех же нет никаких репрессированных активистов (нет же, правда?).

А главная слабость антипутинизма заключается в одном вопросе: зачем?

Руки коротки до царя дотянуться, а простому люду ваши амбиции неинтересны и не полезны. Зачем самостоятельно идти на конфронтацию с властью, зачем привыкать мыслить ярлыками, зачем застилать себе глаза излишней идеологизированностью там, где нужен нормальный политический прагматизм?

Современный русский консерватор должен отвергнуть антипутинизм как нечто ненужное, деструктивное и мешающее правильному целеполаганию. Однако это не означает, что он должен принять “за-путинизм” как нечто единственно верное, и тем более не означает, что критика Владимира должна исчезнуть из его дискурса.

Путин – политический субъект со своими интересами и своим местом в организме государства. Отношение к нему: критика или похвала, – определяется его конкретными действиями, а не либеральными, левыми или правыми мифами, домыслами и конспирологическими теориями (любимый особо одарёнными ребятами “сахарок”).

Если оба стула плохи, то зачем между ними выбирать?

Владислав Максимов

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте