Не судите, да не судимы будете

Как бы ни хотелось иного, не обсудить кемеровскую трагедию в контексте российской политики мне, человеку, старающемуся в меру сил на неё влиять, не удастся. Те, кто от подобной фразы уже чувствует омерзение, могут дальше не читать – вы, наверное, и сами всё прекрасно понимаете. А можете и прочитать, чтобы вновь посетовать на то, что в нашем обществе вместо “вечных истин, которые мы всегда помним” существуют “очевидные истины, которые мы вечно забываем”.

Главную мысль, которую я стараюсь своей заметкой донести, брошу в этот раз в читателя с самого начала: ты, читатель, должен понять, что ничего пока не знаешь о произошедшем. Точнее, твои знания ограничиваются следующими пунктам:

  1. В кемеровском ТЦ “Зимняя вишня” произошёл пожар.
  2. Погибло много людей.
  3. Имела место чья-то преступная халатность и/или некомпетентность.
  4. Пострадавшим нужна помощь.

Остальное относится либо к разряду частностей, не открывающих нам вид на картину в целом, либо к спорной и/или ненадёжной информации, из которой пока что рано цельную картину складывать.

Есть ещё этический момент: пострадавшим (сюда я включаю и семьи погибших) сейчас не нужны ни наша жалость, ни наше сострадание. Им нужна наша помощь.

И то, и другое вполне очевидно, но, тем не менее, многие имеют вредную привычку забывать об очевидностях. Люди, забывающие о втором, не могут быть нам интересны. Это “диджитал-сочувствующие”, ставящие на аватарку ВК свечку или фотографию погибшей девочки, публикующие посты с десятками открывающих круглых скобочек и визжащие на каждому углу о том, что им “так жаль, так жаль”, но при этом даже не думающие о том, что можно банально распространить реквизиты “Красного креста” или закинуть на них 100 рублей за 5 минут.

“Диджитал-сочувствующие” неинтересны потому, что просто действуют согласно своим паттернам поведения. Много распространяться о таких на тысячу человек, а уж тем более заниматься социальной инженерией (Боже упаси!) – дело бессмысленное, а может даже вредное. К той же группе относятся шутники и провокаторы, оживляющиеся в связи с любой трагедией (некоторые из них не только плюют на мораль, но и вбрасывают дезинформацию). Это “интеллектуальные динозавры” (и главное слово здесь именно “динозавры”), ментально оставшиеся где-то в 2011 году, когда антиинтеллектуальный цинизм в интернете был моден.

Множество граждан, забывающих (нередко нарочно) об очевидности первой, тоже можно разделить на две части. Первые – обычные конспирологи и т.н. “диванные эксперты”, имеющие авторитетное мнение обо всё на свете и знающие всё о произошедшем уже через час после события. Очевидно, ни через час, ни через день, ни через трое суток после ТАКОГО, НИЧЕГО не известно и НИКТО ничего сказать не может.

“Обычные” люди через такой небольшой промежуток времени получают крайне мало проверенной и систематизированной информации, однако некоторые с ходу начинают извергать фантазии разной степени извращённости. Типичная их аргументация: СК у нас врёт, всё продано и куплено, зато послушайте очевидцев! Очевидцам, конечно, верить хочется (особенно жертвам, что нередко всплывает в контексте западной политики, кстати), но подумайте сами: с нерациональностью и прочими несовершенствами человеческого мышления мы постоянно сталкиваемся даже в быту; что же говорить о ситуации, когда человек оказался в горящем торговом центре или узнал о том, что там находится его родственник? Несомненно, в таком случае и пожарники будут добираться веками, и трупов окажутся миллионы, и тушить не будут специально и т.д. и т.п.

“Сочувствующие” из того же населённого пункта, “мимопроходившие” и прочие тоже попадают к ним, ведь и они абсолютно спокойными и рациональными быть не могут. Таким часто верят на слово, потому что они “там, рядом” и “всё видели”. Но это ошибка: всё видеть невозможно – чай, не докторы манхэттены, а нахождение вблизи события имеет мало общего с его полной и точной оценкой. А вот в СК работают профессионалы (и не надо говорить мне про частные случаи их провалов – сам помню замечательную “версию” резни в пермской школе №127 со страшеклассниками-фехтовальщиками, учителями-командирами и отрядами десятилетних берсерков), которые проводят детальное расследование.

Впрочем, если забираться в дебри конспирологии и считать всех, кто не с нами, купленными и проданными, суть не изменится. Какой толк делать выводы, не имея информации? Ты её сначала получи – потом сопоставляй, думай и оценивай.

Вторая же часть особенная – это группа граждан, сознательно занимающихся спекуляциями на трагическом инфоповоде. Она тоже делится надвое: на журналистов и приверженцев определённых политических сил. И если с первыми всё и так понятно (работа ради рейтингов / в интересах тех, кто формирует редакционную политику, приукрашивание, кликбейтовые заголовки, разнообразные способы новость “чиновник А сделал оценочное суждение по поводу события Б, опираясь на предварительную информацию, полученную из компетентных органов” превратить в сенсацию космического масштаба), то вторые заслуживают особенного внимания.

Если упомянутых ранее ребят можно сравнить – кого с неразумными детьми, кого с тупой скотиной, – то здесь нужны образы более демонические. Как только случается что-то подобное кемеровскому пожару, тьма извивающихся гадов, кривозубых чертей, гниющих кадавров и прочей нечисти вырывается из разверзшейся бездны и начинает визжать, квохтать, рычать, сипеть и прочими проверенными способами загаживать и без того нечистое инфополе. Вспоминают зачем-то про Путина, про “руки Кремля”, про либерализм, про Навального, про “коварное государство” и этатизм, несмотря на то, что это совершенно ни к месту и, как правило, с проблемой никак не связано.

Я не питаю иллюзий насчёт демократической политики: демократическая политика – это, по большей части, грамотное использование политтехнологий, и ни о какой “борьбе бобра с ослом” здесь речи не идёт. Но всему должен быть предел. Как должно быть НЕЛЬЗЯ использовать “антиэкстремистское” законодательство против своих оппонентов, так должно быть НЕЛЬЗЯ спекулировать на чужом горе, на сгоревших заживо и задохнувшихся детях. А ведь у нас доходит до совсем омерзительного. Цитирую твит Леонида Волкова, ближайшего соратника Алексея Навального: “ну и нельзя забывать: Кемерово — рекордсмен по количеству обысков и изъятий в штабах и арестов сотрудников штаба, по объему фальсификаций, по количеству удаленных наблюдателей 18 марта. Силы охраны порядка с ног сбились, сражаясь с Навальным. Устали”. Мразь ты, Волков, просто мразь.

Не меньшие по степени ублюдочности и идиотизма перлы выдаёт и блогер Дмитрий Иванов (он же kamikadze_dead), называющий сочувствующих погибшим детям “кремлеботами”, работающими на власть. Но этому, мне кажется, просто нужен вагон галоперидола.

Возникает закономерный вопрос: что же нормальным людям делать в такой ситуации? Отвечаю: распространять хорошо проверенную и систематизированную информацию (вряд ли кто-то сможет спорить с тем, что пожар действительно был, или с тем, что погибло в нём, как минимум, 64 человека), помогать (становиться донором, перечислять деньги, распространять реквизиты), учиться отличать спекуляции от действительно полезных сведений и ждать окончания расследования СК.

Что же до моего мнения по поводу развития ситуации, оно таково: думаю, местные, ответственные за трагедию, понимая, что их сейчас пришибут (такое допустить прямо после выборов!), будут всячески тормозить расследование, пытаться “замести следы” и как-то выкрутиться; власти федерального уровня продолжат действовать тихо и осторожно, чтобы не допускать лишних спекуляций, перехвата оппозицией этого инфоповода и расширения протестов. Таким образом, кстати, можно объяснить и временную “тишину” в федеральных СМИ (которая тоже стала предметом визгов и спекуляций), и публичные извинения вряд ли причастного к делу Тулеева, и подписки о неразглашении. В конце концов, виновные будут найдены, и мы увидим показательную порку.

Владислав Максимов

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте