Правительства против среднего класса – сегодня во Франции, завтра в США

Представляем вашему вниманию наш перевод статьи Virgil: The Government vs. the Middle Class–Today in France, Tomorrow in the U.S., опубликованной Breitbart 27 ноября. Автор публикации – «Вергилий», под этим псевдонимом пишет один из постоянных авторов ведущего консервативного сайта в США, Breitbart News Network. Вергилий – острый критик бюрократического «государства в государстве», и глобалистского истеблишмента США, активный пропагандист «экономического национализма». Как известно, «экономический национализм» (сочетающийся с традиционными для консерваторов темами – такими, как дерегуляция, понижение налогов, защита права на оружие, и т.п.) – это визитная карточка главного редактора Breitbart, Стивена Бэннона, а до некоторой степени – и администрации Дональда Трампа (прим. перев.)

Сегодняшняя борьба во Франции

Важно понимать, что налог на топливо, введение которого сотрясает Францию – в самом центре Парижа протестующих против налога разгоняют слезоточивым газом и водомётами – это такой же налог, какой зеленые хотели бы ввести в Америке.

Другими словами, вероятно, что французские события: налог на топливо и демонстрации «желтых жилётов» – позволяют заглянуть в будущее, которое ожидает США, если левые зеленые прогрессисты из Демократической партии когда-либо вернутся к власти.

Столь же важно понимать, что из-за топливного налога в центре внимания оказались и другие вопросы, более существенные, чем сам налог. Как поясняет агентство Associated Press, движение жёлтых жилетов «началось как протест против налога, но трансформировалось в выступление против президента Эммануэля Макрона и того, что воспринимается, как элитизм правящего класса Франции». А газета The New York Times добавляет: «Это широкомасштабное движение гражданского протеста, быстро вышедшее за пределы глухих сельских районов, является одной из самых серьезных проблем, с которыми до сих пор приходилось сталкиваться Макрону».

Президент Франции, конечно, сам провоцирует направленное против него острое недовольство. Охваченный стремлением к величию, он сравнил себя с королём Людовиком XIV , который велел построить легендарный дворец в Версале, и даже с римским богом Юпитером .

Тем не менее, как отмечает Times, протесты направлены не только против Макрона, но и против столичного города, Парижа, который бравирует своим превосходством над остальной страной. Можно сказать, что Париж относится к остальной Франции таким же образом, как Вашингтон (округ Колумбия) к Соединенным штатам. Но Париж – это ещё и финансовый, и культурный центр страны; таким образом, он похож на Вашингтон и Нью-Йорк, вместе взятые. Можно представить, до какой степени он переполнен высокомерием, которое проявляется, идёт ли речь об экономике, о политике или о культуре!

И действительно, складывается впечатление, что высокомерие больших городов возрастает. Вергилий уже недавно писал (в статье, посвященной «географии плутократов»), что богатые все чаще «сосредоточиваются в нескольких глобально ориентированных центрах», чтобы пользоваться всеми возможностями для коммерции, и чтобы иметь доступ ко всем благам культуры. К таким центрам относятся, конечно, и Вашингтон, и Нью-Йорк, и Париж. Другими словами, глобальные мегаполисы теперь думают, что они имеют больше общего друг с другом, чем с провинциями своих собственных стран.

Поэтому неудивительно, что политические идеи (или, скорее, политическая воля, которую столицы навязывают провинциям) настолько похожи друг на друга. Если живёшь в имперском городе, легко вынашивать имперские мысли, и издавать имперские декреты.

Например, жители больших городов, как правило, испытывают отвращение к автомобилю. Во многих случаях, они полагаются на общественный транспорт, или, в наши дни, на транспортные онлайн-сервисы, такие, как Uber. Даже если у горожанина есть собственный автомобиль, он всё равно будет склонен считать автомобильный транспорт проблемой – причиной заторов, и источником загрязнения. Мало кто в больших городах понимает, что автомобиль может быть кому-то нужен, чтобы добраться до работы, чтобы детей в школу отвезти, или чтобы куда-нибудь съездить развлечься на выходных.  

Забавно, что именно городские жители наиболее привержены вере зеленых. Возможно, потому, что в своей повседневной жизни они видят мало зелени, будучи окружены сооружениями из стали и бетона. Как правило, именно они вносят самые большие пожертвования в кассу зеленых организаций, даже если при этом откладывают деньги для экотуризма.

Но, в то же время, хорошо известно презрение жителей больших городов к тем, кто живёт в других местах. Вспоминается, например, Малвина Рейнольдс, уроженка Сан-Франциско и певица, работавшая в жанре фолк-музыки. В своей широко известной песне «Маленькие коробки» она высмеивала пригородные ландшафты: «Маленькие коробки на склоне холма / Маленькие коробки, сделанные / из низкопробных материалов /… И все они выглядят совершенно одинаково». Продолжая вспоминать, мы припомним и Карла Маркса – если был когда-либо стопроцентный городской житель, то это именно Маркс, рассуждавший об «идиотизме деревенской жизни».

Так что нет ничего удивительного в том, что лидеры, происходящие из крупных городов – а Макрон, прежде чем стать президентом в 2017 году, жил в Париже, будучи инвестиционным банкиром, и высокопоставленным правительственным чиновником, – проводят политику, выражающую их презрение к тем, кто живёт за пределами мегаполисов.

Стоит вспомнить, что последний президент от Демократической партии, Барак Обама, имел кое-что (точнее говоря, больше, чем кое-что) общее с Макроном. Находясь у власти, он вознамерился установить стандарт эффективности расхода топлива, равный одному галлону на 54.5 миль пробега – и установил его, несмотря на то, что представители автомобильной промышленности говорили, что соблюдать этот стандарт невозможно. (Администрация Трампа заявила об отмене этой нормы.)  И, конечно, инициатива администрации Обамы о “торговле эмиссионными квотами, выдвинутая в 2009 году, создала бы гигантский пузырь на рынке ценных бумаг, на котором наживались бы спекулянты, в то время как покупатели топлива пострадали бы от роста цен. (К счастью, республиканцы в Сенате тогда заблокировали эту инициативу).  

Теперь, спустя десятилетие, установка зеленых на борьбу с «изменением климата», реализуется с ещё большей энергией. Макрон устанавливает налог на топливо, и заявляет, что его цель – к 2040 году полностью отказаться от двигателей внутреннего сгорания . Так что, хотя топливный налог относительно невелик (в переводе на американские деньги: 12 центов с галлона бензина, 24 цента с галлона дизельного топлива) – его значение огромно, потому что это только верхушка гигантского айсберга.

На самом деле, раздражение, которое вызывает этот налог, более болезненно, потому что очевидно, что новые налоги – это часть более широкой повестки, направленной против среднего класса.

Видимо, поэтому популярность Макрона и пошла прахом. Да, «хорошее общество» ему аплодирует, но «недостойные» (Les Deplorables – аллюзия на известное выражение Хиллари Клинтон “basket of deplorables”, которое сторонники Дональда Трампа охотно стали применять как самоназвание, и, с другой стороны, на название романа Виктора Гюго «Отверженные» («Les Misérables») – прим. перев.) раскусили его. Сегодня рейтинг одобрения Макрона достигает (если можно так выразиться) 26 процентов.  У его предшественника в Елисейском дворце, Франсуа Олланда, спустя столько же времени после начала правления, рейтинг был более чем на 20 процентных пунктов выше – а ведь Олланд, тем не менее, оказался президентом одного срока.

Несмотря на это, Макрон заявил, что не отступит. «Нам следует держаться принятого курса, потому что это направление политики –правильное и необходимое» – провозгласил он 27 ноября. Более того, он удвоил ставки, назвав участников протеста жёлтых жилетов «громилами». Другими словами, зеленый налог на топливо – это то поле боя, где Макрон намерен сражаться насмерть (в политическом смысле).

Завтрашняя борьба в США

Итак, вернёмся в США: что здесь планируют делать демократы? Учитывая, что в наше время в их партии возобладала зеленая и левая ориентация, можно смело заключать пари, что они, подобно Макрону, будут бороться с автомобилями, с грузовиками, даже со снегоуборочными машинами.   

Новое лицо прогрессистов, Александра Окасио-Кортес, избранная в Палату представителей Конгресса, недавно твитнула, “Люди будут умирать, если только мы не обратимся к борьбе с изменением климата НЕМЕДЛЕННО».  

Тем временем, 23 ноября опубликован новый большой доклад об изменении климата, подготовленный государством в государстве – ну, то есть, федеральным правительством, в котором тоже говорится: «Все мы умрём, если не будем делать в точности то, говорят зеленые».  (Полезный разбор этого доклада на Breitbart News, см. здесь.) 

Так что теперь не только АОК — как новая законодательница из Нью-Йорка известна толпам своих подписчиков в социальных сетях – добивается, чтобы «что-то делалось» [для борьбы с изменением климата]; представители истеблишмента Демократической партии тоже присоединяются к хору зеленых.  

Один из них – конгрессмен Фрэнк Паллоне (демократ из Нью-Джерси), который станет председателем Комитета по энергетике и торговле Палаты представителей. Он говорит: «дни отрицания и бездействия остались для Палаты позади; фракция Демократической партии планирует энергично заняться борьбой с изменением климата».

Что же, если их задача – «энергично бороться с изменением климата», — значит, демократы должны будут принимать меры. И эти меры будут включать в себя атаку на средний класс, потому что здесь, в США, происходит эмиссия диоксида углерода: около пяти миллиардов кубических тонн в год.  

Так на сцену выходят непременные спутники Демократической партии: налоги. В конце концов, если оставить в стороне такие меры, как полный запрет и квотирование, налогообложение — это самый быстрый способ заставить «недостойных» прекратить эмиссию углекислого газа. Конечно зеленым недостаточно обложить углекислый газ налогом – как и Макрон, они стремятся полностью прекратить его эмиссию. Но, как бы то ни было, нужно с чего-то начать.

В реальности, сторонники зеленых налогов уже разработали свою дорожную карту. В феврале 2017, неправительственная организация, действующая под названием Совет по вопросам лидерства в области климата опубликовала свой план по введению налога в сорок долларов с каждой тонны углекислого газа.   

Конечно, эти ребята, руководящие в области климата, предпочитают не называть это налогом. Вместо этого они используют слово «дивиденд». Изволите ли видеть, они обещали – обещали! – что все деньги, собранные посредством налога на углекислый газ, будут возвращены потребителям. (Вы же верите этому, правда?)

Заметим, что при налоге, равном 40 долларам с тонны углекислого газа, цена одного галлона бензина вырастет на 36 центов.  Средний американский автомобилист проезжает примерно 13,500 миль в год. На то, чтобы проехать 25 миль, тратится в среднем один галлон. Таким образом, средний автомобилист расходует 540 галлонов бензина в год.  Если цена одного галлона вырастет на 36 центов, годовой расход среднего автомобилиста на бензин увеличится на 194 доллара.

Приведет ли такой налог к такому же возмущению американских автомобилистов, какое мы сейчас видим во Франции? Возможно, что приведет, потому что здесь, как и там, люди вполне способны разобраться в реальных мотивах тех, кто вводит такие налоги. Зеленые именно что намереваются ущемить автомобилистов, а люди обычно замечают, что на них напали. 

Поскольку Президент Трамп заявил, что он против любого подобного налога на углекислый газ, ясно, что осуществление этих мер отложено до того момента, когда демократы вернутся в Белый дом.

Как это обычно бывает в таких организациях, Совет по вопросам лидерства в области климата переполнен жирными котами из истеблишмента, в том числе бывшими министрами и бывшими директорами Голдман Сакс. А один из них, Хэнк Полсон, побывал и тем, и другим. Да, это всё те же круги, которые определяли политику США на протяжении нескольких последних десятилетий. В частности, наш друг Полсон был министром финансов во время кризиса 2008 года; именно он организовал широкомасштабную операцию по выкупу токсичных активов у банков. Вдохновляющее резюме, не правда ли?  

В 2017 Вергилий уже написал несколько критических статей о налоге на углекислый газ, см. здесь и здесь.   

Избиратели в последнее время тоже не проявляют расположения к этой идее. Только что, в ноябре, граждане штата Вашингтон – который входит в число наиболее зеленых штатов – отвергли предложение ввести налог на углекислый газ в размере пятнадцати долларов за тонну газа.  Более того, при голосовании разрыв составил 14% в пользу противников налога. А ведь налог, предложенный в Вечнозелёном штате, более чем в два раза меньше того, на котором настаивают деятели из Совета по вопросам лидерства в области климата.

Так что история налогообложения углекислого газа, что во Франции, что в США, не должна бы внушать демократам уверенность в правильности их подхода. Но они столько говорили об «изменении климата», что демократические конгрессмены вряд ли будут отступать теперь. На самом деле, они знают, что те же самые левые зеленые активисты, которые произвели в этом году такую шумиху, стремятся составить конкуренцию «умеренным» демократам на внутрипартийных праймериз – как, конечно, сделала и сама великая АОК.   

Тем временем, американским правым активистам — в том числе участникам Движения чаепития (Tea Party), которые довольно долго бездействовали, следовало бы проявить интерес к французским событиям, так как жёлтые жилеты защищают интересы среднего класса.  

Да, сегодня борьбу ведет средний класс Франции, но, может быть, завтра такую же борьбу придётся вести нам. Поэтому трансатлантическая программа обмена опытом между активистами антиналоговых движений была бы совсем не лишней.   В конце концов, французы уже помогали нашим патриотам.

Если вы находите важным то, что мы публикуем подобные материалы, поддержите авторов 

Григорий Муромский

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте