Троцкий и русский народ

23 февраля следует вспомнить народного комиссара по военным делам РСФСР Л.Д.Троцкого, одного из создателей РККА. Особенно интересно его отношение к русским. Некоторые российские левые утверждают, что он не был врагом России и русских.[1]Поэтому нужно определить верность/ложность данного утверждения.

В статье “Национальная борьба и единство пролетариата” 1909 г. Троцкий пишет о том, что русские являются господствующей нацией-угнетателем. “Буржуазия господствующей нации не хочет национального равноправия. Буржуазия угнетенных наций не смеет бороться за равноправие. Национальный вопрос, как вопрос создания свободных условий жизни и развития для всех народов, населяющих Россию, всей своей тяжестью ложится на пролетариат. На вас, рабочие России! Не пролетариат строил это чудовищное государство. Он не несет за него никакой ответственности. Он не принимает на себя, подобно либерализму, никаких обязательств по отношению к “Великой России”. Империя Российская для рабочих – внешние оковы, наложенные на них историей, и вместе с тем – арена их классовой борьбы. Мы здесь стоим, на этой преступлениями пропитанной почве, не мы ее создавали, не мы ее выбирали, она дана нам, как жестокий факт, – мы же хотим очистить ее от крови и грязи и сделать ее пригодной для мирного сожительства народов.”[2] Также видно,  что ради революции Троцкий уже тогда готов был уничтожить Россию как государство.

Однако в 1918 г. Троцкий меняет риторику. В неопубликованном обращении “Ни пядей земли без боя!” он написал следующее:

«Русский народ хотел и хочет мира. Но если крайние империалисты Германии одержат верх и, отбросив прочь последние остатки Брест-Литовского договора, перейдут в наступление, рабочие и крестьяне и все честные граждане России, как один человек, встанут против хищников и угнетателей. Лозунгом Советской власти будет – борьба, суровая, непримиримая, беспощадная борьба – до конца, до последней капли крови.»[3] Причина этого проста-русские рабочие не были лишены патриотического чувства.  Кроме того, именно Троцкий выступал за использование офицеров императорской армии.

Статья 1919 г. вообще называется “Что нужно России?”

“России нужен покой и мирный труд. Русскому народу нужно залечить тяжкие раны, которые нанесла ему война, вызванная царем и буржуазией. Трудовой России нужно восстановить хозяйство на новых, товарищеских, артельных началах.”[4] 

Как видно из отрывка, название статьи и её начало совпадают. Т.е. в пропагандистских целях убежденный интернационалист Троцкий использует русский национализм.

Советско-польская война вносит свои коррективы. “Но на свете нет буржуазии, более жадной, развращенной, наглой, легкомысленной и преступной, чем шляхетская буржуазия Польши. Наше честное миролюбие варшавские авантюристы приняли за слабость. Польское правительство объявило, что хочет “освободить” Украину, т.-е. занять ее своими войсками, лишить ее независимости, поработить, подавить, распять ее, вернуть панам земли, превратить украинца в раба. Белоруссия и Литва уже стонут под помещичьим польским ярмом. Теперь удар направлен на Украину*130. И в то же время польская буржуазия требует русской земли почти до самого Смоленска. Десятки миллионов украинских и русских пролетариев и крестьян должны стать вьючным скотом ясновельможных грабителей.

Но этому не бывать! Мы все, рабочие, крестьяне, солдаты, граждане великой страны, которая первая во всем мире разбила цепи буржуазного рабства, мы все клянемся, как один человек, оборонить Советскую Республику от разнузданных польских банд. Наш отпор будет беспощаден и неудержим. Смерть польской буржуазии! Над ее трупом мы заключим братский союз с рабоче-крестьянской Польшей.”Это отрывок из возвания “Смерть польской буржуазии! 1920 г. Можно констатировать, что именно Троцкий соединил коммунизм и русский национализм в форме национал-большевизма для реализации идеи Мировой революции.  Отметим, что Троцкий употребляет слово “украинец”, а не малорос. Это значит, что несмотря на свою “патриотическую” риторику он считал малороссов отдельным от русских этносом (хотя большинство населения будет против советской украинизации). Напомним, что эта позиция всегда была характерна для врагов России.

В 1921 г. Троцкий стал одним из адвокатов сменовеховства. Вот как об этом написано в книге М.С.Агурского “Идеология национал-большевизма “:

“Через несколько дней, выступая на II Всероссийском съезде политпросвета, Троцкий возводит поощрение сменовеховства в ранг государственной политики, подчеркивая в нем именно национал-большевизм. “Сменовеховцы, – сказал Троцкий, – исходя из соображений патриотизма, пришли к выводам, что спасение России в советской власти, что никто не может охранить единство русского народа и его независимость от внешнего насилия в данных исторических условиях, кроме советской власти, и что нужно ей помочь… Они подошли не к коммунизму, а к советской власти через ворота патриотизма”. Троцкий рекомендовал самым широким образом пропагандировать “Смену вех”. Особо важно, сказал он, питать этими идеями военных.”[5]

Но вот в статье “Воспитание молодежи и национальный вопрос” 1923 г., посвященной объяснению резолюций XII съезда партии Троцкий пишет иначе. Во-первых, он указывает на применение классового подхода в национальной политике. “Вы говорите, что верховным для нас является классовый критерий. Совершенно верно, но лишь постольку, поскольку это действительно классовый критерий, то есть поскольку он включает в себе ответы на все основные вопросы исторического развития, в том числе и на национальный вопрос. Классовый критерий минус национальный вопрос не есть классовый критерий, а обрубок его, приближающийся неизбежно к цеховщине, к тред-юнионизму и пр.”[6]

Во-вторых даже Троцкий подозрительно относился к военспецам. “Вспоминаю, что я читал года два тому назад доклады одного бывшего генерала, состоявшего на службе Советской власти, о том, какие грузины – ужасающие шовинисты, как мало они понимают московский интернационализм и сколь много нужно красных полков для противодействия грузинскому, азербайджанскому и всякому иному закавказскому национализму. Совершенно очевидно, что старое насильническое великодержавничество только чуть-чуть маскировалось у этого генерала новой терминологией. И незачем греха таить: этот генерал не исключение. В советском аппарате, в том числе и в военном, такие тенденции сильны до последней степени – и не только у бывших генералов. И если бы они взяли верх, то противоречие между нашей программой и политикой неизбежно привело бы к катастрофе. Потому-то мы и поставили ребром национальный вопрос, чтобы напряжением всех сил партии устранить такую опасность.”[7]

В-третьих, Троцкий считает русский национализм главным врагом и при этом лояльно относится к национал-коммунизмам нерусских народов.

“Основа же дела состоит в том, чтобы ясно понимать исторические корни великодержавного наступательного национализма великороссов и оборонительного национализма малых народов. Нужно уяснить себе реальные пропорции между этими историческими факторами, и это уяснение должно быть одинаковым в голове и у великоросса, и у грузина, и у украинца, ибо самые пропорции эти зависят не от субъективного местного или национального подхода, а отвечают – должны отвечать – действительному соотношению исторических сил. Азербайджанский коммунист, работающий в Баку или в мусульманской деревне, великорусский коммунист, работающий в Иваново-Вознесенске, должны иметь одинаковую концепцию в национальном вопросе. И эта одинаковая концепция должна состоять в неодинаковом отношении к великорусскому и мусульманскому национализму, по отношению к первому – беспощадная борьба, суровый отпор, особенно во всех тех случаях, когда он проявляется административно-правительственно; по отношению ко второму – терпеливая, внимательная, кропотливая, воспитательная работа.”[8]

Таким образом для большевиков виновными были все русские, а не только дворяне и буржуазия.

В книге “Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?” 1936 г. Троцкий также высказывается о своем отношении к российскому обществу . В главе “Семья, молодежь, культура” он пишет о политике большевиков в отношении семьи:

“Революция сделала героическую попытку разрушить так называемый “семейный очаг”, т.е. то архаическое, затхлое и косное учреждение, в котором женщина трудящихся классов отбывает каторжные работы с детских лет и до смерти. Место семьи, как замкнуто мелкого предприятия, должна была, по замыслу, занять законченная система общественного ухода и обслуживания: родильные дома, ясли, детские сады, школы, общественные столовые, общественные прачечные, амбулатории, больницы, санатории, спортивные организации, кино, театры и проч. Полное поглощение хозяйственных функций семьи учреждениями социалистического общества, связывающего солидарностью и взаимной заботой все поколения, должно было принести женщине, и тем самым – любящей чете, действительное освобождение от тысячелетних оков. Доколе эта задача задач не разрешена, 40 миллионов советских семей остаются, в подавляющем большинстве своем, гнездами средневековья, женской кабалы и истерии, повседневных детских унижений, женских и детских суеверий. Никакие иллюзии на этот счет недопустимы. Именно поэтому последовательные изменения постановки вопроса о семье в СССР наилучше характеризуют действительную природу советского общества и эволюцию его правящего слоя.

Взять старую семью штурмом не удалось. Не потому, что не хватило доброй воли. И не потому, что семья так прочно держалась в сердцах. Наоборот, после короткого периода недоверия к государству, его яслям, детским садам и подобным учреждениям, работницы, а за ними и передовые крестьянки оценили неизмеримые преимущества коллективного ухода за детьми, как и обобществления всего семейного хозяйства. К несчастью, общество оказалось слишком бедно и мало культурно. Планам и намерениям коммунистической партии не отвечали реальные ресурсы государства. Семью нельзя “отменить”: ее надо заменить. Действительное освобождение женщины неосуществимо на фундаменте “обобщенной нужды”. Опыт скоро обнаружил эту суровую истину, которую Маркс формулировал за 80 лет до того.[9]

Троцкий ухитрился в этой же книге обвинить Сталина в  русификации: “Нельзя, однако, не обратить внимания на то, что 90% изданий СССР выходит на русском языке. Правда, если этот процент находится в вопиющем противоречии с относительной численностью великорусского населения, то он, пожалуй, более соответствует общему влиянию русской культуры, и по ее самостоятельному весу и по ее роли, как посредницы между отсталыми народами страны и Западом. Не означает ли, при всем том, чрезмерно высокая доля великороссов в издательстве (и не только в нем, конечно) их фактическую великодержавную привилегированность за счет других национальностей Союза? Весьма возможно. Но на этот огромной важности вопрос нельзя ответить с необходимой категоричностью, ибо в жизни он решается не столько сотрудничеством, соревнованием и взаимооплодотворением культур, сколько безапелляционным арбитражем бюрократии. А так как резиденцией власти является Кремль, и периферия вынуждена равняться по центру, то бюрократизм неизбежно принимает великодержавный, русификаторский оттенок, предоставляя другим национальностям единственное бесспорное культурное право: славить арбитра на своем языке.” [10]

После таких обвинений стоит ли удивляться тому, что в статье “Об украинском вопросе” 1939 г. Троцкий выступает за независимость Украины: “Четвертый Интернационал обязан отдать себе ясный отчет в огромной важности украинского вопроса для судеб не только Юго-Востока и Востока Европы, но и Европы в целом. Дело идет о народе, который доказал свою жизненную силу, равен по численности населению Франции, занимает исключительно богатую территорию, крайне важную, к тому же, в стратегическом отношении. Вопрос о судьбе Украины поставлен во весь рост. Нужен ясный и отчетливый лозунг, отвечающий новой обстановке. Я думаю, что таким лозунгом может быть в настоящее время только: Единая свободная и независимая рабоче-крестьянская советская Украина!

Эта программа находится в непримиримом противоречии, прежде всего с интересами трех империалистских государств: Польши, Румынии и Венгрии. Думать, что освобождение и объединение Украины можно осуществить мирными дипломатическими путями, референдумами, решениями Лиги Наций и пр., способны только безнадежные пацифистские тупицы. Нисколько не лучше их, конечно, те “националисты”, которые собираются решать украинский вопрос путем прислужничества одному империализму против другого. Этим авантюристам Гитлер дал неоценимый урок, подкинув (надолго ли?) Карпатскую Украину венграм, которые немедленно истребили немалое количество доверчивых украинцев. Поскольку дело будет зависеть от военной силы империалистских государств, победа одной или другой группировки может означать лишь новое расчленение украинского народа и еще более жестокое его закабаление. Программа независимости Украины в эпоху империализма прямо и неразрывно связана с программой пролетарской революции. Делать себе какие-либо иллюзии на этот счет, было бы преступно.

Но ведь независимость объединенной Украины означает отделение Советской Украины от СССР! – воскликнут хором “друзья” Кремля. – Что же здесь такого ужасного? – возразим мы, со своей стороны. Священный трепет перед государственными границами нам чужд. Мы не стоим на позиции “единой и неделимой”. Ведь и конституция СССР признает право составляющих федерацию наций на самоопределение, т.-е. на отделение. Даже нынешняя кремлевская олигархия не смеет, следовательно, отрицать этот принцип. Правда, он остается только на бумаге. Малейшая попытка открыто поднять вопрос о независимой Украине означала бы немедленный расстрел по обвинению в измене. Но именно эта отвратительная двойственность, именно эта беспощадная травля всякой свободной национальной мысли и привели к тому, что трудящиеся массы Украины, еще в большей мере, чем Великороссии, относятся к власти Кремля, как к чудовищному насилию. При таком внутреннем положении не может быть, разумеется, и речи, о том, чтобы Западная Украина добровольно присоединилась к СССР, каким он является сейчас. Объединение Украины предполагает, следовательно, освобождение, так называемой, Советской Украины из-под сталинского сапога. Бонапартистская клика будет и в этом вопросе жать то, что посеяла. “[11]

Конечно Украина и украинский национал-коммунизм не имели ценности для Троцкого: “Разумеется, независимая рабоче-крестьянская Украина могла бы затем вступить в Советскую Федерацию; но добровольно, на условиях, какие она сама сочтет приемлемыми, что предполагает в свою очередь, революционное возрождение самого СССР. Действительное освобождение украинского народа немыслимо без революции или ряда революций на Западе, которые должны привести, в конце концов, к созданию Советских Соединенных Штатов Европы. Независимая Украина могла бы войти и несомненно вошла бы в эту Федерацию, как равноправный член. Пролетарская революция в Европе не оставила бы, в свою очередь, камня на камне от отвратительного здания сталинского бонапартизма. В этом случае теснейший союз Советских Соединенных Штатов Европы и возрожденного СССР был бы неизбежен и представил бы необъятные выгоды для европейского и азиатского материков, включая, конечно, и Украину. Но тут мы переходим уже к вопросам второй и третьей очереди. Вопросом первой очереди является революционное обеспечение единства и независимости Рабоче-Крестьянской Украины, в борьбе с империализмом, с одной стороны, с московским бонапартизмом – с другой.”[12]

Троцкий в части Красной Армии

Таким образом, Л.Д.Троцкий всегда был врагом России и русских. В качестве политического деятеля он выступал за антирусскую национальную политику. Вместе с тем, Троцкий использовал русский национализм и патриотизм для реализации своих политических целей.  В современной России антирусские силы периодически прибегают к такой же риторике. Поэтому русские национал-консерваторы должны иметь головы и не поддаваться на слова левого либерала А.Б.Чубайса и национал-оранжиста Егора Просвирнина о патриотизме и русском народе, в противном случае их используют и ликвидируют за ненадобностью.


[1] http://rabkor.ru/columns/day-in-history/2015/11/07/who-is-mister-trotsky/

[2] https://www.marxists.org/russkij/trotsky/works/trotm053.html

[3] https://www.marxists.org/russkij/trotsky/works/trotl656.html

[4] https://www.marxists.org/russkij/trotsky/works/trotl735.html

[5] http://propagandahistory.ru/books/Mikhail-Agurskiy_Ideologiya-natsional-bolshevizma/31

[6] https://www.marxists.org/russkij/trotsky/works/trotl964.html

[7] Там же

[8] Там же

[9] https://www.marxists.org/russkij/trotsky/works/trotl001.html#st07

[10] Там же

[11] https://www.marxists.org/russkij/trotsky/works/trotm465.html

[12] Там же

Пётр Македонцев

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте