Основные проблемы правоконсервативного движения

Недавно увидел на странице одного широко известного в узких националистических кругах персонажа пост о “никчёмном нынешнем правом движе”, после чего решил написать очередной текст на тему, ставшую чуть ли не моим личным символом. 

Подробно останавливаться на деятельности упомянутого персонажа не буду, потому что дискурс “правых постмодернистов”, “психоделических/мистических/эзотерических националистов” и прочих замечательных людей из той же серии мне абсолютно неинтересен. Да и к политике он никакого отношения не имеет.

Меня только забавляет, что подобные представители “движа”, по-видимому, считают, что их интеллектуальный онанизм серьёзно отличается от заунывных разговоров про “культурные марксизмы” и смешных картинок с Трампом и что поиск способов агитировать с помощью интернета может радикально изменить ситуацию. Множество таких способов, казавшихся год назад прорывными, либо до сих пор не реализованы (“кибер-национализм”), либо недостаточно результативны (стримы, подкасты, интернет-активизм), либо имеют больший успех тогда, когда никто не занимается ими целенаправленно (“правые мемы”).

Проблема, правда, не в том, что эти идеи плохи сами по себе. Проблема в том, что алгоритм: выбор электоральной группы => агитация => мобилизация электората – хорош, если речь идёт о какой-нибудь западной демократии, но не о России. В условиях контролируемого элитами политического поля, патерналистских настроений, аполитичности общества (в том числе людей младше 30) и дискредитированности всех без исключения идеологий политтехнологии, применяемые в Европе или США обретают совершенно иное значение. Например, с их помощью можно создать модный молодёжный бренд под названием “Алексей Навальный” или политсекточку “дяди Славы”. Но не более того.

Чтобы добиться чего-то полезного в РФ, необходима практико-ориентированная созидательная работа: гражданский активизм, проекты по улучшению инфраструктуры и внедрению новейших технологий в производство, участие в выборах всех уровней, экономические предложения, etc. Это и должно быть конечной целью любого, кто действительно стремится помочь согражданам, а не зарабатывает очки для личных целей. И именно с этим связаны основные проблемы движения на данный момент. (На самом деле, мало что изменилось с тех пор, как я писал “Анализируя правых…” – проблемы, обозначенные в ней, не потеряли свою актуальность. Но там я говорил о них довольно расплывчато – так, как мог. Сейчас же собираюсь выделить главное и предметно рассмотреть его.)

Проблема 1: проектная деятельность. А точнее её отсутствие. Ей занимаются, буквально: Партия Роста, ЛДПР, Михаил Бутримов. Ну, Дугин ещё, хотя он куда более уместно будет смотреться во втором пункте. В остальном, интересные проекты встречаются, но их появление бессистемно, а уровень, зачастую, низок. По большей части, правые следуют печальной традиции российской интеллигенции, описанной Борисом Дубиным и Львом Гудковым в книге “Интеллигенция. Заметки о литературно-политических иллюзиях”: мыслят абстрактно, глобально, принимая положение начальника за точку отсчёта – на уровне “как государство должно помогать русским за границей”, когда даже патриотического фонда помощи русским, желающим вернуться на родину, нет.

Проблема 2: политическая философия. Или её бессистемность. Просто взгляните на марксистов: они постоянно заняты систематизацией идеологической базы и воспроизводством интеллектуальной традиции. Достаточно вступить в какой-нибудь местный кружок – и там даже не самый умный из его завсегдатаев разложит вам по полочкам все основные положения и труды, а иногда и их переложение на современные реалии. (Может, это некая идеальная картина, учитывая кризис, в котором находится левое движение, но задатки того, о чём говорю я, точно есть.) А на что опереться, например, русскому консерватору? Если мы откроем Ильина и посмотрим, как он применяет к России формулу “государство – единый организм”, то увидим социоэкономическую картину середины ХХ века. С тех пор изменилось многое: поменялась структура общества, российская и мировая проблематика, появились новые рынки, понизилась или увеличилась важность производственных направлений. Но не изменился русский консерватизм. Нет и намёка на систему, в которой было бы чётко определено место каждого серьёзного консервативного мыслителя и которую можно было бы расширить и переосмыслить в наши дни. Более того, иногда системность отсутствует даже на уровне отдельно взятого мыслителя – взять хоть того же Ильина. В этом плане из наших современников хорошо бы отметить Дугина, у которого она всё-таки есть; но как мы с вами можем видеть, на одном “многополярном мире” далеко не уедешь.

Проблема 3: политическая аналитика. А кто всерьёз занимается ей, если посудить? Консервативный think tank “Русская идея”, портал Политаналитика, интернет-издание “Спутник и погром” и группа “Белогвардеец”. Если не считать бесконечных поисков “курируемых” и “управляемых” националистов, которым озабочены некоторые персонажи, все остальные склонны анализировать события в России или в мире изредка да нехотя и зачастую – просто плохо (“леволибералы из ЛПР”, “коммунист Дугин”, “необольшевистское правительство”, “русский националист Навальный” – каких только перлов не услышишь). О прогнозировании же и говорить смешно.

Проблема 4: гражданский активизм. Мягко говоря, недооценённая правыми – даже теми немногими, кому действительно не плевать на свой народ – сфера деятельности. Отправка жалоб чиновникам и проверка их работы в рамках “Гражданского патруля” не стоит ни особых сил, ни большого количества времени. Впрочем, даже раз в месяц убрать с волонтёрским отрядом мусор у какой-нибудь небольшой речки в своём городе стоит небольших усилий. А положительный результат получаешь практически моментально. Тем не менее, кроме вышеупомянутого ГП, существует лишь два известных мне объединения, систематически занимающихся гражданским активизмом, ядра которых составляют люди правых взглядов: движение “Альтернатива”, вызволяющее людей из рабства, и монархический “Зов народа”, к сожалению, обильно гадящий в инфополе разного рода маргинальщиной. Но и они ценятся гораздо меньше, чем идиоты из проекта “Декоммунизация” или “русские идентаристы”, занимающиеся абсолютно бесполезными вещами.

Проблема 5: русская культура. По иронии судьбы, люди, чья идеология крепко связана с воспроизводством русской культуры, бывают больше заинтересованы в еврейской и американской. С самого возникновения общества “Память” не было даже толком осмыслено, структурировано и представлено современной публике громадное эмигрантское наследие, а про русский комикс, хранившейся долгие годы на территории бывшей Югославии, мы почему-то узнали только год назад.

Каждую из перечисленных проблем нужно решить и чем быстрее, тем лучше. Времени до новых глобальных изменений, которые проверят каждую идеологию на прочность, почти не осталось.

Владислав Максимов

Vespa в социальных сетях

Материалы, которые Вы не найдете на сайте